Чисто-бизнес: большая стирка, быстрая глажка — о том, как себя чувствует прачечный рынок Омска

17:35
16
Чисто-бизнес: большая стирка, быстрая глажка — о том, как себя чувствует прачечный рынок Омска

Многомиллионная выгода для бюджета при аренде белья у частника очевидна: не нужно содержать склады, дополнительный персонал, мы не будем покупать дешевое белье, которое быстро выходит из строя, как это делают больницы (полный текст). 

По данным исследования ГидМаркет, объем рынка услуг прачечных для всех видов потребителей услуг в России (и физических лиц, и организаций) в 2019 году составил, исходя из курсов валют на тот период, примерно 22,22 млрд рублей. Весь предыдущий, допандемийный период отечественный рынок в целом рос от 1,9% до 10,1% в год, в основном за счет повышения цен на услуги. Подчеркну, что речь идет именно о прачечных, без химчисток. Прачечные предполагают непосредственно стирку белья, основной круг их клиентов примерно на 90% – юридические лица, причем около 60% из них – государственные учреждения (от больниц и военных частей до УМВД). Химчистки же с точностью до наоборот в большинстве случаев зарабатывают на заказах от частных лиц.

Структура рынка

Омский рынок традиционно отстает в развитии даже от соседнего Новосибирска. Хотя везде прачечные живут, как правило, за счет медицинских учреждений. По словам основных игроков, в Омске обрабатывается около 100 тонн белья в месяц (при средней цене 35 рублей за обработку 1 кг, объем рынка оценивается в 3,5 млн рублей в месяц), а в Новосибирске не менее 180 тонн. Обусловлено это тем, что даже в Новосибирске (мы, естественно, не говорим про Москву, Петербург и прочие крупные города нашей родины) все учреждения отдают стирку на аутсорсинг. У нас же главные больницы до сих пор обходятся собственными силами: Областная клиническая больница, БСМП № 1, МСЧ № 4, Клинический онкологический диспансер, которые как раз могли бы предоставить «недостающие» 80 тонн. Еще не охвачены Роддом № 1, Омский туберкулезный диспансер, Психоневрологический диспансер и другие. Все упирается в консервативность главврачей, хотя стирать на аутсорсинге значительно выгодней и в финансовом, и в управленченском плане, уверили меня игроки рынка.

Прогноз двухлетней давности Андрея ФУТИНА, президента Ассоциации предприятий химической чистки и прачечных (Урал-Западная Сибирь), учредителя ООО «Президент-Сервис», о том, что на омском рынке останутся два-три средних игрока и много мелких, по его словам, полностью оправдался. Средние игроки – это, собственно, «Президент-Сервис», ООО «АТВ-групп» и ОАО «Омский комбинат бытового обслуживания», принадлежащий АО «Военторг» Минобороны России и стирающий белье для военных частей. По оценкам главы Ассоциации, на мелких игроков ежемесячно приходится около 50 тонн белья. Их лидерство по мере убывания выглядит так: ООО «МКС-про», примерно на одном уровне ООО «Агентство чистоты» и ООО «Фабрика» (прачечная «Фабрика чистоты»), затем прачечные «Подкова» и прочие маленькие организации. Они в основном работают с относительно «чистым» бельем, поскольку обработка белья из больниц – дело трудоемкое, хоть и надежное (ведь больницы, как бы ни менялись времена, пустовать не будут никогда).

— Согласно действующим СанПиНам, белье медицинских учреждений стирается только в машинах барьерного типа. Они есть только у трех игроков омского рынка прачечных: у ООО «Президент-Сервис», у ООО «АТВ-Групп» и ОАО «Омский комбинат бытового обслуживания». Примерно 60-70% наших заказчиков – учреждения здравоохранения. Остальное – дома отдыха, пионерские лагеря, пассажирские теплоходы (в этом году последних, правда, нет), гипермаркеты Metro, «Лента» и другие. Гостиницы и спортивные клубы обслуживаются небольшими прачечными. Мы туда не идем несмотря на то, что там средняя цена стирки и глажки белья выше, чем в медицинской сфере, но все-таки наши машины заточены под загрузку больших объемов – 40-100 кг, а не 15-20 кг», – объясняет ФУТИН. «Порой мы вынуждены работать по себестоимости, но я не могу позволить себе растерять штат. У нас 25 человек, мы можем обработать за восьмичасовой трудовой день три тонны белья. 70% наших заказчиков – учреждения здравоохранения, остальные – базы отдыха, пионерские лагеря. У нас большие машины – с загрузкой до 120 кг – поэтому со спортивными клубами или гостиницами мы не сотрудничаем, это удел мелких игроков, – добавляет Татьяна СЕМИНА, руководитель ООО «АТВ-Групп».

Доверь профессионалам или постирай себе сам

Мелкие игроки изначально делают ставку не на объемы, поэтому позволяют себе устанавливать цены выше, чем в среднем по рынку.

— Мы работаем с большими и малыми медицинскими центрами, гостиницами, спортивными клубами, салонами красоты и прочими юридическими лицами. В сутки можем обработать в среднем 500 кг. Цена варьируется в зависимости от типа белья – махровое стираем по 35 рублей за кг, а сложные заказы (например, промасленная роба сотрудников СТО) можем стирать и по 200 рублей за кг, – делится Светлана ЧЕРНЫШОВА, директор прачечной «Фабрика чистоты».

А сеть химчисток и прачечных «Евростирка» в основном предпочитает частные заказы (хотя они работают и с хостелами, и с небольшими медицинскими центрами, требующими премиального обслуживания, вроде EzraMed Clinic). Они обрабатывают на итальянских машинах Imesa и испанских Girbau пледы, покрывала, занавески, тюль и прочие вещи, которые трудно постирать дома. Именно малые игроки, как правило, в качестве конкурентных преимуществ выбирают ультрасовременные технологии. В «Евростирке» это аквачистка – нечто среднее между химчисткой и стиркой, когда нельзя допустить, чтобы вещь села или смялась. Этого требуют, к примеру, пуховики или горнолыжные костюмы. Используется профессиональная химия, а вместо растворителей огромные объемы воды, позволяющие избежать механического воздействия. Специальный компьютер отслеживает в режиме реального времени температуру воды, влажность, движения вещи – следит за тем, чтобы она не билась о барабан. На официальном сайте приведен прейскурант: обработка тюля стоит 180 рублей за кг, двуспального одеяла – 500 рублей, комплекта чехлов для автомобиля – 1200 рублей.

Хит в других городах – прачечные самообслуживания в Омске хоть и пользуются спросом, но вызывают неприкрытый скепсис у игроков покрупнее. Ценник в сети «Постирай», если верить данным с их сайта, таков: 150 рублей за стирку до 6 кг в утренние часы (9.00-11.00) и 200 рублей с 11.00 до 21.00; 300 и 350 рублей за стирку до 13 кг; 450 рублей до 18 кг в любое время рабочего дня. «Прачечные самообслуживания – неактуальный формат для Омска, у многих есть дома стиральная машинка. Крупногабаритные же вещи – подушки, одеяла, ковры, стираются редко, на такие случаи можно обратиться в частные прачечные», – уверена СЕМИНА.

— Первую прачечную формата самообслуживания я открывал еще в 2001 году, – вспоминает ФУТИН. – Но Омск не созрел до него до сих пор… Он просто экономически не выгоден: только одна машина с монетоприемником с загрузкой 10 кг обойдется минимум 0,5 млн рублей (это если повезет найти такую по акции), а еще нужен сушильный барабан, гладильный каток. Машин, естественно, нужно несколько. А еще нанять обслуживающий персонал, технических специалистов. 50 рублей за стирку одного килограмма белья? Окупиться невозможно. В столице эта история прижилась, но учитывая крайне низкий покупательский спрос в нашем городе, перспектив развития этого бизнеса я не вижу. В каждом доме сейчас есть своя стиральная машина, а какие-то объемные вещи лучше сдать в химчистку.

О конкуренции добросовестной и не очень

В 2019 году игроки омского прачечного рынка забили тревогу: на него попыталось зайти ООО «Риквест». В свое время ее головное предприятие – московское ООО «Риквест-Сервис» поднялось на заказах «РЖД» и вознамерилось покорить регионы. Взяли Казань, Новосибирск, Екатеринбург, нацелились на Кемерово и Омск. По словам их конкурентов, те химичили с лотами и скупали по дешевке разоряющихся местных. Претензии нахрапистых столичных бизнесменов удалось успешно отбить.

— Мы полтора года усиленно пытались отстоять права членов нашей Ассоциации в борьбе с ООО «Риквест» – направили более 90 жалоб в УФАС, правда, не омское, а новосибирское. В апреле этого года УФАС России по Новосибирской области признало, что имел место картельный сговор «Риквеста» с несколькими аффилированными фирмами. В Новосибирске их схема развалилась – ранее они выигрывали укрупненный лот со всеми больницами города и области стоимостью более 120 млн рублей. Соперничать они могли только с нашими предприятиями, но нам отказывали в участии по надуманным предлогам. В итоге «Риквест» и Ко забирали лот по первоначальной цене, причем сильно завышенной. Такая схема применялась и в других городах России. В Омске такой метод вхождения в регион не прошел, в первую очередь из-за того, что как только мы узнали о готовящемся захвате рынка, то сразу все омские члены Ассоциации, забыв о каких-либо разногласиях, объединились в одно целое. Мы так и не дали развить «Риквесту» свою деятельность в Омске, теперь же московский игрок работает по месту регистрации и остерегается так дерзко заходить в регионы, как это было раньше, – поясняет ФУТИН.

Но сложная конкурентная ситуация не наладилась до конца: нет-нет да на наш рынок заглянет иногородний игрок, которого подвергли остракизму компании его родного города. Он действует не по-современному: пытается договориться с главврачом больницы о том, что выиграет тендер и за небольшое вознаграждение по-тихому вернет заказ в прачечную самой больницы, естественно, не без выгодного отката для главы учреждения. Подобный игрок есть на омском рынке и сейчас...

Впрочем наибольшие нарекания вызывает даже не он, а местный предприниматель – экс заместитель министра строительства и ЖКК Омской области, экс-директор КУ «Омскоблстройзаказчик» Евгений СКРУДЗИН, ныне контролирующий ООО «Подкова» (гостиницы, сдача внаем квартир, в том числе прачечные услуги). В прошлом году бывший чиновник, оказавшись на скамье подсудимых с бывшим заместителем председателя правительства Омской области Станиславом ГРЕБЕНЩИКОВЫМ и бывшим региональным министром строительства Богданом МАСАНОМ, был осужден по части 1 статьи 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями) и приговорен к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком два года.

Игроки прачечного рынка предпринимательской деятельностью СКРУДЗИНА, мягко говоря, не довольны – на тендерах он сбивает цену чуть ли не до 30 рублей за килограмм. Делает он это, впрочем, законно...

— Благодаря 223-ФЗ, на который предприниматели сетуют годами, микропрачечные занижают цены на свои услуги, но при этом не способны соблюдать ни действующие СанПиНы, ни технологический цикл. Я веду речь о стирке и глажке белья для омских медицинских учреждений. Их специалисты, составляя техническое задание, ограничиваются дежурными фразами и не прописывают конкретные требования к качеству услуги. Справедливая же цена за обработку белья – не менее 40 рублей за килограмм. Во-первых, все контракты включают в себя транспортировку туда и обратно, а стоимость горючего сильно выросла. Во-вторых, примерно на 15% подорожали энергоносители. Учитывая, что мы, как юрлицо, покупаем электроэнергию на свободном рынке, она может расти в цене хоть ежемесячно. То же самое с водой и канализацией – нам она обходится 70 рублей за куб. м. А мы тратим тысячи кубов, ведь больничное белье нуждается в нескольких стирках и многократном полоскании. В-третьих, недешево и обеззараживание, остро необходимое в пандемию. Паровые прачечные есть, опять же, только у трех главных игроков, которых я уже перечислял: ОКБО получает пар от городской котельной, у нас с «АТВ-Групп» собственные газовые котельные, – комментирует ФУТИН.

Согласна с такой позицией и СЕМИНА:

— Плохо прописанные техзадания допускают к тендерам игроков, которые не вписываются в заданные нормы: купил стиральную машину и объявляешь, что у тебя прачечная. Разумеется, из-за их вмешательства в труд профессионалов мы вынуждены значительно снижать цены на свои услуги, чтобы остаться в игре. К сожалению, больницы по неизвестным мне причинам не желают портить отношения с исполнителями заказов, несмотря на то, что недовольны их работой. С роддомами похожая история: для того чтобы обрабатывать 500-600 пеленок по три раза в неделю, требуется огромный штат – каждую надо многократно постирать, прополоскать и хорошо отгладить. Такие заказы маленьким прачечным не по зубам.

Как стиралось в пандемию и стирается сейчас

Как видим, работать на прачечном рынке непросто.

— В Омске необычайно низкие цены на услуги прачечных, даже в Тольятти они в два раза выше. Маржа очень низкая, рентабельность на уровне 10%. Три года я владею прачечной и ни разу не позволила себе выплатить дивиденды. Спасает то, что я параллельно работаю главным бухгалтером на одном из омских предприятий, – подчеркивает ЧЕРНЫШОВА.

Словно этого было мало, на хрупкую омскую экономику обрушился коронавирус. За прошлый год, согласно официальной статистике, траты омичей на химчистки и прачечные сократились на 59%.

— В числе наших традиционных клиентов – медицинские учреждения. За время пандемии объемы по ним упали вдвое и пока не восстановились. Очень много белья вышло из строя из-за дезинфекционной прожарки, которая приводит его в состояние полной непригодности, далеко не каждая больница может позволить себе закупить новое. Так что некоторым медицинским учреждениям попросту нечего передавать на обработку, – комментирует Евгений ВЕЛЬЦ, директор ООО «Агентство чистоты». – Также мы работаем с небольшими гостиницами (у крупных отелей свои прачечные) и спортивными клубами. Но хорошего объема заказов ждать от гостиниц не приходится, поскольку туристический поток в Омск невелик. Кроме того, гостиницы имеют достаточный запас белья, чтобы отказаться от ежедневной сдачи его на обработку. Спортивные клубы были закрыты почти весь прошлый год, соответственно, действие договоров с ними было приостановлено. По сей день спортивные учреждения работают с некоторыми ограничениями, поэтому объемы по-прежнему меньше нормы. Окупаемость прачечной начинается от 30-33 рублей за кг белья, поэтому порой приходится работать в ноль, лишь бы удержать заказ.

«В пандемию пришлось очень тяжело – выручка упала в четыре раза, мне пришлось закредитоваться как физическому лицу.  Главное было любой ценой сохранить персонал. Он у меня небольшой – пять человек, но найти кадры нынче невероятно сложно: старшее поколение уже не в состоянии работать быстро, а молодежь не хочет трудиться за 25 тыс. рублей, мне открытым текстом заявляли, что проще жить на пособия. Поиск на специализированных сайтах, в соцсетях, в службе занятости почти ничего не дает. Дважды я получила зарплатные субсидии (по 48 тыс. рублей) как собственница предприятия, относящегося к пострадавшей отрасли. Арендодатель, к счастью, пошел навстречу – снизил аренду на 30% на период локдауна и сейчас тоже удерживает разумную ставку, – продолжает ЧЕРНЫШОВА. –Весной этого года выручка восстановилась к допандемийному уровню, мы стали осторожно поднимать цены на услуги. Самая большая статья моих расходов – зарплаты. Я немного повысила ее в прошлом году и в этом, чтобы опять же удержать сотрудников. Сильно ударила по нам отмена ЕНВД и льготных страховых взносов. Каждый месяц растут в цене электронергия, ГСМ (за редкими исключениями мы сами забираем и отвозим белье), на 30% подорожала химия (отечественные стиральный порошок, кондиционер)».

— Пандемийное время в прошлом году выдалось парадоксальным: с одной стороны, белья должно было стать больше, с другой – все тендеры уже были отыграны. Тем не менее объемы нашей загрузки уменьшились вдвое, что отразилось, соответственно, и на доходах, и на штате. Мы выиграли лоты, обеспечили банковские гарантии, но часть объектов (санатории, пионерские лагеря) не открылись из-за запрета Роспотребнадзора, – говорит СЕМИНА.– С мая текущего года произошел положительный скачок: наши заказчики – Роддом № 4, МСЧ № 10, Городская клиническая больница № 11 – частично или полностью избавились от перепрофилирования под размещение ковидных больных, и нам снова стало поступать от них белье. В конце июля случился обратный откат. В общем, мы существуем в условиях абсолютной неопределенности.

У «АТВ-Групп», как и у их коллег, все упирается в катастрофически растущие расходы:

— У нас одна из самых высоких цен обработки белья на рынке – 50 рублей за кг (на рынке в среднем 40-45 рублей). Мы остро нуждаемся в достойной прибыли, поскольку у нас своя котельная, а мазут сильно подорожал: 20 лет назад, когда я начинала работать в прачечном бизнесе, тонна стоила две-три-четыре тысячи рублей, сейчас – 30 тыс. рублей. Нам требуется 15 тыс. тонн мазута в месяц. Уйти на другие технологии я тоже не могу – мы завязаны на паре. Паровая глажка обеспечивает потрясающее качество белья на выходе – оно как накрахмаленное. Даже дорогой стиральный порошок не даст такого эффекта. Перейти на электричество не получится – подстанция не имеет нужных нам мощностей.

Наличие кадрового вопроса признает и ФУТИН:

— У нас дефицит рабочей силы, причем это связано не с оттоком населения, а с тем, что омичей все-таки подкосил коронавирус. Требуется восстановление после болезни, труд же прачки очень физически тяжел. А расходы действительно растут катастрофически: помимо уже перечисленного, с сентября текущего года на 15% подорожает порошок (второй раз за год). Все осложняется тем, что 60-70% контрактов на следующий год уже отыграно, причем с 40-45% понижением цены.

Впрочем все это не помешало главе «Президент-Сервиса» запустить масштабный проект:

— В ближайшее время будет введена в эксплуатацию крупнейшая прачечная региона европейского образца, работающая в соответствии с новым СанПиНом, вступившим в силу весной 2021-го. Я работал над этим проектом последние два года, и в решении технической его части  применялись новаторские решения. Современное немецкое оборудование, которое обошлось мне 0,5 млн евро (повезло приобрести его в январе 2020-го до скачка курса), позволит стирать  порядка двух тонн в день. «Ковидное» и инфицированное белье, благодаря специальным шлюзам и заградительным зонам, сможем обрабатывать в соответствии со всеми требуемыми нормами. Только одна гладильная линия JENSEN 12 х 4 м стоила еще до обвала валют более 100 тыс. евро – она автоматически подает и складывает белье, таких в Омске больше нет. Ее обслуживают всего два человека, наша производительность труда значительно возрастет. Кроме того, было важно наличие паровой котельной на газу. Наличие пара в индустриальной прачечной, обслуживающей медицинские учреждения, – это первоочередная задача. Пар с температурой 160-180 градусов позволяет качественно простирывать белье, обеззараживать, а также быстро сушить и качественно гладить. Здание большое – более 800 кв. м с высотой потолков 6 м. Прачечная в «грязной зоне» оборудована  вытяжной вентиляцией в полу, после чего воздух проходит очистку через шлюз, оснащенный ультрафиолетом  – наружу выбрасывается  чистый воздух. В прачечных жарко, особенно летом. Новый свой объект я в том числе поэтому обустроил с высокими потолками, воздушным душированием (когда воздушный поток направлен на работника). Планирую установить «водный туман», понижающий температуру в рабочей зоне на 10 градусов, который сейчас можно встретить на верандах ресторанов.

Прогнозы

Что же будет дальше? «Стараемся не снижать планку и постоянно изыскиваем ресурсы для обновления оборудования. Но сужение рынка сбыта и недобросовестная конкуренция на нем вызывает беспокойство», – признается ВЕЛЬЦ.

— Думаю, в ближайшие годы омский рынок не претерпит изменений. Новые отели вроде Hilton заведут собственные прачечные. На аутсорсинг уйдет, пожалуй, только Cosmos в силу стандартов сети, мы постараемся забрать этот заказ. Перспективу своего развития я вижу в аренде белья. В Омске пытаюсь внедрить эту услугу с 2014 года, но воз и ныне там. Кстати, крайнее письмо с предложением о рассмотрении данного вопроса мною было написано на имя министра ВЬЮШКОВА еще в январе 2019 года, но оно так и осталось без ответа. Зато аналогичное предложение, поступившее от «Риквеста» через два месяца, было принято на ура тогдашним заместителем ПАВЛОВСКИХ, дальнейшую историю все знают... (В марте 2019 года он стал заместителем министра здравоохранения Омской области, приехав в Омск с должности главного врача больницы города Алапаевска Свердловской области. Но после того как весной 2020-го министром здравоохранения Омской области стала Ирина СОЛДАТОВА, Александр ПАВЛОВСКИХ получил уведомление о расторжении контракта, сейчас он возглавляет ГБУЗСО «Городская больница № 1 города Нижний Тагил». – Прим. авт.) Многомиллионная выгода для бюджета при аренде белья у частника очевидна: не нужно содержать склады, дополнительный персонал, мы не будем покупать дешевое белье, которое быстро выходит из строя, как это делают больницы. Для нас же это удобно тем, что мы заключаем договоры на аренду белья на два-три года. Работаем с минимальной наценкой, но зато уверены в долгосрочном заказе, в том, что сможем стабильно выплачивать зарплату своим сотрудникам. В Москве эта услуга востребована еще с начала 2000-х, в тех же Екатеринбурге, Челябинске, Новосибирске, Томске. Омск и здесь «впереди планеты всей», – резюмирует ФУТИН.

Ранее обзор был доступен только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 18 августа 2021 года.

Источник: http://kvnews.ru

Оцените новость

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...