В Омске на апелляции избивших ребенка ОБЭПовцев адвокат Бородихина строила никчёмный домик

21:45
16
В Омске на апелляции избивших ребенка ОБЭПовцев адвокат Бородихина строила никчёмный домик
А ее коллега Сидельцев уверял суд, будто ОРМ, приказ по которому подписан днем позже, «законно».

В Омском областном суде завершается Апелляция по делу сотрудников ОБЭПа Даулета Суинова, Анатолия Гомолко и Алексея Кураева.

Родственники осужденных. Четвертая справа — мать Кураева, владелица кальянных «20 грамм»

Напомним: все трое в январе 2021 года осуждены Таврическим райсудом Омской области за избиение бизнес-леди Светланы Жидких, ее дочери Тани и трех сельчанок в магазине поселка Новоуральский (в 2018-м).

Следствие велось по материалам УФСБ России по Омской области.

ОБЭПовцы приговорены к лишению свободы в колонии общего режима. Гомолко и Кураев получили по 4 года, Суинов — 3 года 9 месяцев.

В апелляционных жалобах они твердят о своей невиновности, просят оправдать. Рассмотрение этих жалоб в Омском областном суде переносилось уже четыре раза.

На сегодняшнем заседании завершилось, наконец, судебное следствие и начались прения, в которых выступили двое подсудимых — Гомолко и Кураев со своими адвокатами.

Как уже сообщал БК55, Кураева на апелляции представляют адвокаты Ольга Якушева и Михаил Сидельцев. Гомолко защищает известная затягиванием дел и знакомствами с судьями Юлия Бородихина. У Суинова адвокат Манарбек Сарабасов.

А сами подсудимые участвуют в процессе по видео-конференц-связи из СИЗО.

В прениях выступает Анатолий Гомолко

В самом начале заседания адвокаты больше часа испытывали терпение коллегии судей, приобщая правки к протоколам.

Правки протоколов — их обязанность. Протоколы и впрямь необходимо проверять и корректировать, чтобы текст совпадал с аудио в суде. Ведь даже от одного слова (а иногда — и одной запятой) может зависеть решение суда: «казнить или помиловать».

Однако на сей раз правки напоминали очередное затягивание процесса. Особенно отличилась адвокат Бородихина, которая, помимо прочего, требовала исправлений, если в протоколе отличался шрифт или была пропущена фраза «Есть вопросы ко мне?».

— А это указано различным шрифтом… — монотонно выговаривала суду Бородихина.

— Ну это какое-то значение имеет, каким шрифтом указано? — уточнял председательствующий судья.

Бородихина твердила, что имеет, и снова за свое:

— Тут различия протоколов — жирным шрифтом исполнено.

— Опять шрифты… — вздыхал судья.

Поэтому когда некоторые из замечаний Бородихиной к протоколу стала озвучивать и адвокат Якушева, суд попросил ее не повторяться. Более значимые поправки к некоторым названиям были приняты судом без замечаний.

Когда же суд перешел к прениям, о неготовности своего клиента выступить объявил адвокат Сарабасов. Он, оказывается, не передал Суинову отпечатанный текст. В результате выступление осужденного перенесли на следующий день. Слово дали Гомолко.

— Диагноз сотрясение мозга и другие — это субъективные жалобы пострадавших… Это Жидких нападала и поцарапала мне руку, — жаловался он.

Гомолко заявил, будто на видео записано, как Светлана «спокойно выходит из магазина». Не этот ли кадр он имел в виду?

Кадр из видео

Снова повторю, что не вижу смысла пересказывать версию осужденного, будто все повреждения женщины и ребенок нанесли себе сами или выдумали.

БК55 видятся куда более убедительными объяснения пострадавших:

В омской Тавричанке хотят без огласки судить сотрудников ОБЭП по обвинению в избиении людей прямо в магазине

Омские ОБЭПовцы, избившие предпринимательницу и ее дочь, до последнего надеялись на условный срок

Кстати, дочка Светланы Жидких Таня до сих пор испытывает ужас, когда видит на улице людей, похожих на Гомолко, Суинова и Кураева.

Так что перейдем к выступлению в прениях адвоката Гомолко Бородихиной. Та разыграла целое представление, для которого изготовила части деревянного домика, якобы показывающие внутреннее строение магазина в Новоуральском.

Вынимая «части магазина» из коробки (почти как в популярном ТВ-шоу психологов), Бородихина расставляла их по полу и пыталась убедить коллегию судей, будто никто не мог убегать-догонять и падать так, как это установил суд первой инстанции.

Бородихина держит в руках неточный макет магазина, где избили Светлану Жидких и ее дочь

Представление продолжалось около 20 минут

Судьи слушали несколько настороженно…

Но фокус в том, что задумка Бородихиной с домиком имеет большой изъян. Адвокатесса выполнила (может, сама выпиливала домик, а может, заказала) вовсе не ту планировку магазина, которая была на момент происшествия.

На что еще обратил внимание БК55?

Сразу два адвоката — и Бородихина, и выступивший после нее в прениях Сидельцев утверждают, что 28 марта 2018 года (нападение произошло 29 марта) устный приказ провести в магазине ОРМ (оперативно-розыскное мероприятие) отдал своим подчиненным их бывший начальник — руководивший ОЭБиПК по ЦАО города Омска Николай Бабкин. Поэтому их действия якобы законны.

На самом деле письменный приказ об ОРМ издан ПОСЛЕ случившегося в магазине — 30 марта. О какой законности речь?

Начал сегодня выступать в прениях и Кураев, но не закончил — продолжение завтра. Если он и Суинов не будут слишком многословны, суд услышит и доводы пострадавшей Светланы Жидких.

В прениях выступает Алексей Кураев

Пока же Светлана прокомментировала БК55 выступление Бородихиной:

— В прениях адвокат Бородихина высказалась по тем фактам, которые не были исследованы судом. А относительно «деревянного домика» — суду были представлены макеты крыльца, коридора и торгового зала магазина, в который Бородихина с Якушевой выезжали летом 2021 года — спустя почти 3,5 года после совершения преступления 29 марта 2018-го.

Там многое изменилось. В этом помещении давно уже работает другой предприниматель. У него свое торговое оборудование, других размеров и расставлено в торговом зале по-другому. Так что представление с «домиком» неубедительно.

Наташа Вагнер

Источник: http://bk55.ru

Оцените новость

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...