Швейный бизнес по-омски: кто нас одевает?

08:20
10
Швейный бизнес по-омски: кто нас одевает?
Швейный бизнес по-омски: кто нас одевает? [ФОТО]

РИА «Омск-информ» рассказывает о предпринимателях, которые превратили пошив вещей в искусство. В пандемию спрос на портных внезапно вырос.

Пандемия наложила отпечаток на все сферы жизни омичей. Закрытие границ сделало людей патриотами: мы покупаем товары и продукты местного производства. Достаточно хорошо известно об омских ретейлерах, представителях сферы общепита, фермерах, — в общем, вся «пищевка», что называется, на слуху.

Однако есть и другие сферы, так или иначе обеспечивающие омичей всем необходимым. В рамках проекта «ПолитФинанс» мы постараемся рассказать о разных направлениях омского бизнеса.

В сегодняшнем материале речь пойдет о тех предпринимателях, которые нас одевают. Кто-то предпочитает покупать костюмчик у мастера-надомницы, кто-то наведывается на рынки и в торговые центры. Но среди представителей омского бизнеса есть те, кто превратил изготовление одежды в искусство. Сегодня рассказ о них.

Комплексы у девочек 42-го и 62-го размеров одинаковые

Омичка Анна Попадюк 13 лет проработала в одной из политических партий, но в какой-то момент поняла, что перегорела. У нее было хобби: переделывать одежду — девочка росла в небогатой семье, жили скромно. Но два года назад увлечение переросло в дело.

Мама Анны собралась участвовать в конкурсе красоты Women plus size, а подходящих для этого случая нарядов не нашлось. Омичка как раз находилась в декрете и взялась за эту работу. В итоге конкурс красоты мама выиграла, а у Анны Попадюк появились первые постоянные клиенты. Это были участницы того самого состязания среди моделей «плюс сайз» (женщины с пышными формами — прим.ред). Теперь омичка выпускает одежду под брендом «AP design» и не перестает учиться дизайну одежды.

— Я начинала как самоучка, потом окончила в Омске курсы кройки и шитья, а в настоящий момент продолжаю обучение дизайну. На мой взгляд, только постоянное совершенствование навыков дает высокий результат. Я требовательно отношусь к себе, к команде Студии, и к тому продукту, что мы изготавливаем. Работать с размерами «Плюс сайз» сложнее, чем со «стандартными» размерами, однако мы справляемся. Самое сложное — проработать лекала. Шитье — это знание геометрии, черчения и математики. Помню, пришла на курсы кройки и шитья, накупила тряпочек, машинку приобрела, а обучение началось с формул и построения лекал. Это целая наука, — говорит Анна Попадюк. — Сейчас поступила учиться в фэшн-академию Кати Асламовой, это ученица Славы Зайцева, потому что понимаю, что где-то проседаю. И до сих пор испытываю «синдром самозванца», поскольку пришла из другой сферы.

Омички узнают о молодом дизайнере через сарафанное радио и едут к ней.

— Комплексы у девочек 42 и 62 размера совершенно одинаковые, как и проблема «надеть нечего». Сегодня студия находится на этапе re-start. Мы разрабатываем капсульный, базовый гардероб на случаи жизни. Ведь, по большому счету, мы, женщины, хотим купить что-то новенькое, а приобретаем одни и те же модели одежды. Потому здесь нужен профессиональный взгляд на гардероб. На самом деле все зависит от типа фигуры. «Яблоку» лучше носить платья А-силуэта, а «груше» подойдут прямые брюки, — поделилась омичка.

Ткань для своей одежды Анна заказывает в Москве, Санкт-Петербурге. Первоначально дизайнер ничего не зарабатывала. Сейчас у нее уже есть небольшой доход и штат в 9 человек.

В ее карьере уже есть ни одна история завоевания потребителя. Так, московский блогер Анастасия, согласившись рекламировать наряды бренда «AP design», просто влюбилась в вещи и не захотела с ними расставаться.

Также Анна отметила, что началась работа и с другими регионами. Больше всего заказов поступает из Москвы, Питера, Красноярска.

— Однажды мне позвонили из Южно-Сахалинска, заказав партию одежды, от футболок до курток. В новом сезоне также поступили предложения о сотрудничестве из мультибрендовых магазинов из других регионов, — поделилась Анна.

Среди клиенток Анны Попадюк есть поклонницы «пандемийной моды»: вещей оверсайз, худи, джоггеров, пижамного кроя.

— Есть такое понятие как «fast-fashion». Политика и экономика страны и мира напрямую влияют на моду. И если раньше модные тенденции диктовали дома мод, то сегодня внимание дизайнеров приковано к street-style. От этого никуда не деться, однако есть мода вне времени (вечная классика), на нее я ориентируюсь в первую очередь, — отметила дизайнер.

Сейчас команда дизайнера работает над новой коллекцией, переработкой оформления и упаковки, а также нового направления OVER SIZE/ UNISEX.

В сентябре Анна запланировала поездки на модные показы в Питер и в Челябинск. Еще она подумывает над тем, чтобы выйти на интернет-платформы и сейчас подыскивает для этого дополнительные ресурсы. В общем, думает над развитием и дальнейшим продвижением собственного бренда.

Объединить омских дизайнеров под одной крышей

Издатель журнала «Дорогое удовольствие» Наталия Сушко, помимо увлечения дизайном и рекламой, нашла в пандемию коронавируса другое занятие. Она объединила под одной крышей, в старинном здании на улице Ленина, в бывшей женской гимназии 1882 года, творения современных омских модельеров. Помещение напоминает изысканную кладовую, где собрана одежда от местных производителей. Часть вещей продается под ироничным брендом Gussi.

А началось все с того, что Наталия Сушко во время пандемии получила подарочный сертификат от некоего шоурума и не смогла ничего себе выбрать, поскольку наряды сильно проигрывали в качестве. Позже она приобрела прекрасное пальто в Москве, оказалось, что оно сшито омскими дизайнерами. Наталия нашла авторов вещи через интернет, и теперь Ummami представлены в ее магазинчике на улице Ленина. Тут есть даже футболки, брендированные рисунками Дамира Муратова. Представлены также коктейльные платья от дизайнера Марии Ежовой.

Но «фишка» этой торговой точки — наряды, объединенные названием Gussi, по шутливой аналогии с иконой модников «Гуччи».

— Мне захотелось сделать что-то, чтобы людям было комфортно выбирать одежду, чтобы они уносили с собой не только покупки, но и эмоции. У нас огромная примерочная, максимально отточенный уровень сервиса. У нас все вещи продаются, от одежды, до картин и гусей. Самая популярная позиция — гусь, лицо нашего бренда. Многие люди переживают, что носить, и покупают реплику известного бренда. Но носить подделки, считаю, сейчас не комильфо. Важно не что на тебе, а кто — ты. Поэтому мы сыграли на иронии с известным брендом. И собрали в названии Gussi вещи из Европы, Азии, Америки. Неважно, откуда эта одежда, главное, чтобы она была качественной и ты чувствовал себя в ней самим собой. У нас есть поставщики в Китае, в Корее, в Китае, в Англии, в Москве и в Омске. Нам даже отшивала костюмы омская трикотажная фабрика, — рассказала Наталия Сушко. — У нас есть пул дизайнеров, которые хотят у нас выставиться и клиенты, — они в восторге от царящей в нашем магазине атмосферы.

Штат в магазине небольшой — 11 человек, и доходов вполне хватает покрыть текущие расходы. О чистой выручке говорить пока рано, поскольку вложения в ремонт старинного здания немалые. Модный антураж дополняют кофейня и неизменное отечественное авто у входа.

— Мы уверены, что любая вещь обязательно найдет своего человека. Так, недавно девушка приобрела у нас коктейльное платье, которое многие хотели купить, но которое никому не подходило. И еще мы знаем: людей ничем не удивишь, кроме искреннего внимания. Нам нравится совершенствоваться и облагораживать все вокруг себя. Например, в честь открытия выставки «Флора» у нас прошел «лимонадный фото-день». Нам приятно, когда всем весело. В Омске жить здорово, и кто так не считает, тот просто не умеет здесь жить, — заключила Наталия Сушко.

В пандемию покупателей премиальной одежды стало больше

Еще один яркий представитель швейного бизнеса в Омске — бывший теле- и радиоведущий Роман Залесов. Вместе с Юлией Скок они в 2012 году основали ателье-магазин по пошиву мужской одежды «Залесов и Скок». Первоначально ребята встречались, но потом расстались, но утверждают, что общий бизнес от этого только выиграл.

Стартовали с пошива бабочек, потом решили, что к таким аксессуарам полагаются рубашки, костюмы и пальто. Теперь в ателье можно приобрести все: и португальские носки, и шарфы, и подтяжки, и платки. В основном это классические модели. Для пальто используется английская и итальянская шерсть, для рубашек — итальянская, чешская или швейцарская ткань.

В ателье «Залесов и Скок» в самом центре Омска много света, окна от пола до потолка. В ясные дни сюда врывается солнце, не оставляя ни одного темного угла.

— У нас представлена вся номенклатура классической моды: в основном заказывают синие и серые деловые костюмы, а также белые и голубые рубашки. Но есть у нас и нестандартные заказы. Существуют и сезонные предложения. Зимой мы акцентируем внимание на фланелевых тканях, твидах, пальто, тренчах и так далее. Летом это изделия изо льна — шорты, легкие рубашки и брюки, — перечислил Роман Залесов. — Покупка вещей нашего бренда — это осознанный шаг.

Есть в репертуаре ателье и женская одежда. Но ее пошив пришлось поставить на паузу, потому что очень большой объем заказов на мужские вещи.

— У нас заказы сейчас расписаны на 2-3 месяца вперед, и пока нам не дает быстрее работать отсутствие человеческого ресурса. Приезжают заказывать одежду со всей России. Специально для примерки едут москвичи, — похвалился совладелец ателье.

О ВИП-клиентах Роман Залесов предпочитает не распространяться. Говорит, коммерческая тайна. События годичной давности — начало пандемии — он старается не вспоминать. Тогда оборудование пришлось развезти по домам мастеров и выполнять только заказы, взятые до объявления режима самоизоляции. Тогда остались постоянные клиенты, которые платили авансом за заказы. Сказалось и лето без свадебного сезона. А вот осенью спрос пошел в гору.

— С сентября 2020 года у нас количество заказов выросло больше, возможно, из-за того, что наши клиенты соскучились по качественным вещам. Выручка по сравнению с прошлым годом выросла на 30-40 %. Заказов стало больше на треть, причем во всех отделах, — отметил Роман Залесов.

В ателье работают 20 сотрудников, по утверждению бизнесмена, портновская элита. Если у новобранца в штате не хватает знаний, его обучают.

За одеждой в это ателье прилетают даже омичи, покинувшие Россию.

— У моего партнера Юлии есть товарищ, который живет в Париже. Он прилетал в Омск на каникулы. Мы сверили его лекала двухлетней давности, внесли корректировки и отправили туда ему 6 рубашек, заказчик остался доволен, — вспоминает предприниматель.

Роман признается, что предпочитает рубашки собственного бренда, но не может их обновить, потому что ателье загружено заказами. Он считает, что на качестве материалов не стоит экономить, иначе можно потерять свои неповторимость и шарм.

Мода — дело семейное

Еще один яркий и, пожалуй, самый известный представитель омского швейного бизнеса — дизайнер Александр Богданов. Под брендом Alexander Bogdanov создаются женские наряды. Сейчас у создателя бренда работают три монобрендовых бутика в Омске, 20 магазинов и 200 представительств по России.

По словам кутюрье, пандемия поставила швейный бизнес на паузу, но не уничтожила это направление. Сейчас непростые времена позади: наблюдается повышенный спрос, в том числе на одежду под брендом Alexander Bogdanov.

— Пандемия негативно сказалась на сфере дизайна и пошива одежды. В августе прошлого года, когда открылись ателье и магазины вещей, случился всплеск покупательской активности. Отголоски режима самоизоляции ощущались еще прошлой осенью, люди покупали изделия не так активно, как в аналогичный период 2018-2019 годов. Но с февраля 2021 года практически все марки ощутили приток клиентов и повышенный спрос. Рекорды выручки пришлись на апрель-май нынешнего года, это произошло у всех, в том числе у нас, — поделился Александр Богданов. — То есть то, что недополучили летом и осенью 2020 года, компенсировалось спросом начала 2021 года. Я беседовал с представителями разных модных брендов из других городов, такая ситуация везде. Тенденция совпадает с ситуацией в американском и европейском швейном бизнесе. Везде происходит рост потребления, и не только одежды, сегодня наблюдается так называемый отложенный спрос.

При этом модельер предлагает своим покупателям свежие дизайнерские решения. Каждая коллекция посвящена какому-то путешествию. Из новинок — в магазинах кутюрье по всех стране появилась одежда с QR-кодами.

— Каждые три недели у нас поступления новых изделий в магазинах. И так круглый год. Каждый раз у нас выходят новые модели, которые уникальны, они не повторяются. Мы удивляем своих покупателей тем, что каждая коллекция посвящена какому-то путешествию в какую-то страну. Что эмоционально порадовало меня как дизайнера, я воплощаю в принтах. Поэтому идет диалог, рассказ о живописных местах, которые я посетил. Эти истории можно прочитать даже на подкладах наших жакетов, чему посвящено это изделие, откуда пришел мотив. Еще одна новинка — QR-коды. Такой прием сегодня популярен среди дизайнеров, но этот код вводит покупателя на сайт модного дома. У нас же клиент, наводя телефон на QR-код, слышит мой рассказ об этом изделии. Это очень удобно.

Омский кутюрье развивает свой бренд и географически. В Омске работают три магазина, и этого достаточно. Александр Богданов признался, что изделия его модного дома пришлись по душе жителям Санкт-Петербурга. Все планы посвящены открытию новых торговых точек там и Москве.

— В Омске достаточно торговых точек. В основном мы рассматриваем открытие новых магазинов в Санкт-Петербурге и Москве. В Питере наши коллекции зашли даже лучше, чем в Москве. У нас неплохо идут продажи, и мы понимаем, что здесь сыграло свою роль родство омской и питерской эстетики. Очень многие омичи стараются туда уехать. Питерцы — люди более тонкой эстетики, предпочитают сочетание нежных фактур и принтов, изящество, благородство. Там надо открывать очень много магазинов. Что касается Москвы, то там тоже недостаточно торговых точек нашего бренда. Мы даже притормаживаем развитие в других регионах, чтобы направить все усилия на Москву.

Как пояснил кутюрье, магазины открываются с участием инвесторов из Омска, то есть работают на франчайзинге. У модного дома есть серьезные инвесторы.

Бренд Alexander Bogdanov — семейный бизнес. Супруга модельера, Александра Богданова, путеводная звезда дизайнера. Она занимается тканями, является владелицей магазина «Кружевель». Однако это попутное направление. В основном Александра реализовывается как дизайнер в модном доме. А дочь, Виктория Богданова, — создатель бренда «Макушка», она занимается трикотажным направлением марки.

Выводы

Рассуждения представителей омского швейного бизнеса косвенно подтверждают официальные данные. По информации Росстата, в первом квартале 2020 года в 2,5-3 раза выросли расходы на одежду и обувь, причем среди всех категорий населения. Вопреки расхожему мнению о важности товаров первой необходимости, люди после локдауна захотели выглядеть лучше. И предпочли траты на одежду расходам на еду и новый интерьер.

Поэтому вполне понятно, что омичи, соскучившись по нарядам и выходам в свет, обратили свои взор на местные бренды.

Елена ЛяховаИсточник: http://omskinform.ru

Оцените новость

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...