Владимир КОЧНЕВ, ТПК «Кузница»: «Когда начинаешь расти, нужно принимать решение – либо все сам, но т

14:15
9
Владимир КОЧНЕВ, ТПК «Кузница»: «Когда начинаешь расти, нужно принимать решение – либо все сам, но т

Одним из победителей премии «Предприниматель ГОроДА» в 2020 году стал представитель творческой специальности Владимир КОЧНЕВ. Он и его компания – ООО ТПК «Кузница» – победили в номинации «Креативный предприниматель города». Владимир рассказал обозревателю «Коммерческих Вестей» Анастасии ИЛЬЧЕНКО, как создавал свое дело, насколько и почему выросли объемы предприятия за пандемийный год.

– Владимир, вы давно занимаетесь кузнечным делом?

– Уже 12 лет, как я пришел в эту профессию. В училище получил специальность мастера производственного обучения, газоэлектросварщика 4 разряда и на практике попал на предприятие, которое занималось художественной ковкой. Мне понравилась необычность, красота изделий, и в том числе их дороговизна. Всегда хотелось заработать тот самый миллион (смеется). На сварочной практике я увидел, как создают кованые изделия. Дело было в Калачинске. Нам повезло с хорошим учителем, у которого мы смогли перенять опыт. Вот тогда я и подумал, что можно самим организовать подобное предприятие. Так и сделали.

– В составе какой команды начинали?

– Вместе с моим одногруппником. Потом наши пути разошлись, он предпочел уйти в торговлю.

– Помните ваше первое самостоятельное кованое изделие?

– Смастерил для соседки подставку под цветы.

– Когда появилась Торгово-производственная компания «Кузница»?

– Сначала, в 2010 году, я открыл индивидуальное предприятие, а в 2012 году уже появилось ООО ТПК «Кузница». Тогда как раз был бум спроса на теплицы, и мы стали их массово создавать. Вообще изначально было тяжело. Искали заказы, расклеивали объявления на дачах, на остановках. Брались за самые разные изделия – лестницы, перила, одной девушке сделали крыльцо. Кстати, первые работы были довольно сложными, практически везде надо было четко высчитывать параметры.

– На чем сейчас специализируется компания?

– У нас все товары штучные. Работаем и с физическими лицами, и с юридическими. Заказы приходят самые разные: сегодня перила, завтра качели, послезавтра мангал. В данный момент мы как раз ломаем голову, как перейти на более массовый продукт. Мы умеем его изготавливать, но надо понять, на что делать ставку. Нужно, чтобы это было и актуально, востребовано потребителями, и имело нормальную рыночную стоимость. И чтобы нам самим было интересно работать.

– Можете охарактеризовать компанию в цифрах?

– У нас работает цех площадью порядка 650 кв. м. В компании трудится до 10 человек. Есть постоянные сотрудники, а есть люди, которых привлекаем периодически. В цехе установлены станки для ковки, где создаем изделия типа ажур, гидравлический молот, с помощью которого, как в старину, расковываем металл, кузнечный горн для индивидуальных заказов, когда заказчик хочет видеть виноградную лозу или «дымок», есть гильотина, сварочное оборудование, трубогиб. Иногда мы, конечно, обращаемся к сторонним организациям, например, у нас есть станок для рубки металла, но компании выгоднее, чтобы рубку произвели на специализированном предприятии. Выгодно порубить у них, привезти к себе и доработать, нежели терять время на рубку материала у себя. В данном случае речь идет об экономии трудозатрат и времени.

– Где вы берете специалистов? Они, как и вы, сварщики или в Омске где-то обучают на кузнецов?

– На самом деле вопрос, где найти хорошего специалиста, – наша головная боль.  Я даже проходил обучение на эту тему. К тебе приходят люди, когда ты стабилен, идут за нормальными человеческими отношениями. В компании хороший коллектив и работают настоящие профессионалы. Это не только мое мнение, но и клиентов. В нашей сфере со специалистами действительно очень сложно. Нужен ведь не просто сварщик, но и сборщик, человек, который сможет не только механически работать с металлом, но и создавать из него уникальные изделия. Кузнец должен обладать творческим потенциалом, чтобы реализовывать проекты. Насколько я знаю, в Омске в Техническом университете есть курс по кузнечному делу, кроме того, есть люди, которые индивидуально обучают нашей профессии. Они приходили к нам на производство.

– Сами не планировали открыть школу кузнецов?

– Было такое желание, и даже поступали предложения. Я сначала загорелся идеей, но потом взвесил все за и против и отказался. Процесс обучения кузнечному ремеслу долгий. Нужно преподавать материаловедение – раздел науки, изучающий изменения свойств материалов как в твердом, так и в жидком состоянии в зависимости от некоторых факторов. К изучаемым свойствам относятся, например, структура веществ, электронные, термические, химические, магнитные, оптические свойства. Плюс предстоит изучать технику безопасности, оборудование, рисование и развивать творческое мышление. В хорошем специалисте-кузнеце нужда есть всегда. А вот уровень заработной платы, по моему мнению, в этой профессии довольно низкий. Между тем речь идет о ручной работе, опасной работе, поскольку кузнец почти все время находится в контакте с раскаленным металлом.

– В Омске конкуренция среди кузнецов высокая?

– Помню, однажды заглянул в 2ГИС и увидел, что зарегистрированы 266 компаний, которые занимаются художественной ковкой. Например, строители пишут, что выполняют данную работу, но на самом деле они привлекают нас как партнеров. Компаний, которые профессионально занимаются ковкой, в регионе не сильно много, думаю, десятка два. Я знаю многих конкурентов, мы общаемся. Но особой борьбы за заказы между нами нет.

– Какие металлы вы используете в работе?

– В основном применяем черный металл – сталь марки СТ3. В комплектующих используем сплавы чугуна, алюминия, но редко, когда нужны какие-то декоративные элементы – листики, пики и т. д. Сталь более удобна в работе, пластична, ее себестоимость ниже, чем у нержавейки или титана. У нас был опыт работы с нержавейкой – мы создавали для города скульптуру, которая сейчас размещена в сквере Молодоженов. Изделие оказалось очень сложным в плане реализации. У данного металла другая кристаллическая решетка, иной нагрев, состав, плотность. И по себестоимости он оказался дорогим. Например, для стали пачка электродов стоит 800 рублей, а для нержавейки – 1,5 тыс. рублей. Нержавейку покрыть краской можно, но она быстрее с нее слетит, а на черном металле хорошо держится. Мы знаем эти нюансы, поскольку сами окрашиваем изделия, которые создаем.

– Из общедоступных омичам назовите те объекты, над которыми было приятно работать и вы остались довольны результатом?

– В Воскресенском сквере установлены три наших изделия. Среди них часы для газеты «ВаБанк», скульптура в виде известного отеля в Арабских Эмиратах для компании «Сатурн», которая занимается стеклами. К последней еще прилагалась лавочка, а также светильники, но их пришлось убрать, потому что омичи, видимо, в силу человеческих особенностей их постоянно разбивали. В парке «Зеленый остров» мы создавали арку для выездной регистрации браков. Она была предназначена людям, не имеющим финансовых возможностей заказать себе праздник. Недавно посещал парк, но ее не увидел, наверное, перенесли. В прошлом году выполняли коммерческий заказ в Тюкалинске – делали забор, фонарные столбы для благоустройства территории музея. Получилось довольно красиво, результат нам понравился.

– Финансовые обороты предприятия в 2020 году выросли?

– По сравнению с 2019-м выросли в два  раза. Честно говоря, рост мог быть и больше, если бы перешли на онлайн-продажи. Надо было уходить в массовый продукт и заниматься обслуживанием тех, кто обустраивал дачные дома. Но мы пошли по другому пути. В начале пандемии многие рестораны решили использовать время простоя и  сделать ремонт. И мы стали с ними работать, реализовывать дизайнерские проекты.

– От чего зависит окупаемость вашей работы – от цены металла или скорее от стоимости рабочих рук?

– От цены материала и комплектующих. За последний год он подорожал в два раза. Часть людей это отпугивает. Поэтому мы постоянно ищем новые каналы продаж. У нас поставщики российские – из Новосибирска, с Урала. Чаще всего покупаем у дилеров. Конечно, 30-40 тонн металла нам выгоднее приобрести, но смысла, чтобы он у нас лежал, нет. Пока заказы индивидуальные – кто-то хочет из квадратной трубки, кто-то из круглой, – можно взять материал, который будет лежать 1,5-2 года. Но вообще, чтобы снижать себестоимость работ, нужно переходить на массовое производство. Тогда и цена материала будет ниже: чем больше берешь, тем крупнее скидка.

– У вас в доме есть кованые предметы обихода, декора?

– Конечно. Когда жил в квартире, у меня была кованая кровать. Когда переехал в дом, сделал козырек, мангальную зону, каминный набор. Некоторые клиенты и знакомые мне задают вопрос: у тебя, наверное, дома все кованое? Но для меня это неприемлемо. Я люблю минимализм, чтобы все было функционально. Если нужен стол, выберу с металлическими подстольями и деревянной столешницей.

– Когда выполняете ковку для себя, для дома, это работа или увлечение?

– Больше работа. Если хочу что-то заказать себе, снимаю размеры, рисую макет или отдаю художнику и отправляю заказ на производство. Не говорю, что это для меня. Он выполняется как обычный.

– То есть вы на себя приняли функцию организатора и руководителя?

– Организатора, менеджера, снабженца. Каждый день по-разному. Изначально я сам делал изделия, но когда начинаешь расти, нужно принимать решение – либо все сам, но тогда придется забыть о росте объемов, развитии компании, либо нанимаешь людей, которые будут выполнять заказы, а сам берешь функции того, кто организует процессы, снабжает, продает и т. д.

Ранее интервью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 11 августа 2021 года.

Источник: http://kvnews.ru

Оцените новость

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...