Вопрос недели. Строительный вандализм в историческом центре Омска. Как с этим бороться?

19:50
8
Вопрос недели. Строительный вандализм в историческом центре Омска. Как с этим бороться?
Две элитные «высотки», возведенные при мэре Двораковском и губернаторе Назарове, фактически уничтожили формирующийся столетиями исторический облик городского центра на территории первой омской крепости. Считаете ли Вы возможным показательный снос этих «небоскребов», так сказать, в назидание строительным вандалам и их покровителям в органах власти.

Дмитрий Карев, предприниматель:

— Снос зданий не приводит к решению проблемы. Это только в очередной раз отведет гнев граждан от истинного зла и корня проблемы. Пытаться в постройке здания в историческом центре обвинить строителя — это из разряда действий пропагандистов с российских ТВ-каналов. Вандалы находятся не в строительных фирмах, а в других кабинетах.

Александр Мартынов, предприниматель, тренер продавцов и начинающих предпринимателей:

— А кто будет отдавать приказ об этом сносе? Раскаявшиеся владельцы зданий? Их же покровители в органах власти? Кто решит, что лучше — исторических облик города из старых малопригодных для жизни зданий или же красивая высотка со всей инфраструктурой, которая привлекает жить в Омске состоятельных людей?

Это очень системные вопросы. Ведь эти здания не возникли за вечер. Когда под них выделялась земля, где был архитектурный департамент? Через какие органы проходило оформление? Кто позволил? Почему молчали депутаты? Где были все общественные активисты? Почему молчали СМИ?.. Никто не знал? Что за чушь…

Те, кто возводили эти здания, действовали в рамках системы, которая сложилась. И действовали по правилам системы. Не нравится? Прикладывайте усилия, чтобы менять систему. А, она большая, неповоротливая, перемалывает несогласных? Добро пожаловать в работу государства. Изменения требуют системной и систематической работы на протяжении многих лет. И эта работа часто видится бесперспективной и бесполезной. Но, если она не ведется, то будет становиться только хуже.

Дмитрий Вирже, художник:

— Я бы в первую очередь посоветовал бы избавится от курятников на фасадах наших домов. Я имею ввиду остекленные балконы. Вот они реальный позор и помойка. Это серьезно деформирует облик города, особенно на центральных улицах. С домами, о которых Вы говорите, действовать необходимо, исходя из существующего законодательства. Если оно нарушено. Значит, сносить, если нет оставить.

Игорь Басов, общественник, глава Омского отделения партии «ПАРНАС»:

— В Сочи это сделали с 52 многоквартирными домами, но это богатый регион, а в Омске строителей надо беречь.

Игорь Федоров, блогер:

— Высотки возведены законно, о каком сносе может идти речь? Ну тогда надо сносить и гостиницу «Турист», например. Другое дело, что в центре должны быть разработаны такие охранные зоны вокруг объектов культурного наследия, чтобы законных возможностей строить такие высокие объекты не было. Кроме того, до сих неясно, куда исчез разобранный деревянный дом №?3 по ул. Ильинская. Вот этот вопрос меня до сих пор волнует больше всего.

Алексей Матыцин, общественник:

— У живых существ периодически возникают генетические мутации, и значит, новые свойства. Какие-то из свойств способствуют выживанию и размножению, какие-то — наоборот… Это касается — всего. В том числе особенностей поведения и т. д. Например, предполагается, что после того, как случайно появилась генетическая мутация «нелюбви» к грызунам, эти люди и их потомки стали реже заболевать чумой и прочими опасными инфекциями, которые обильно переносят грызуны. В то время, как остальные люди не шарахались от контакта с грызунами, массово заболевали и умирали (часто не успев оставить потомство, то есть передать свои гены).А «нелюбители» грызунов — не контактировали с грызунами, не заболевали, не умирали, передавали гены потомству.

Поэтому таких людей стало достаточно немало.

То же — с тараканами и всем прочим (см. выше).

В общем, «нравится»/«не нравится» («нелюбовь»/«любовь») — кодируется генетически. И отсюда вытекает — абсолютно всё.

Появившееся у живых существ свойство любви к истории — помогало выживать, так как знать историю — совершать меньше ошибок.

Появившееся свойство любви к зелени (запахам, виду и т. д.) — помогало выживать, так как это чистый воздух, фитонциды, микроклимат, защита от солнечной радиации и т. д.

Из подобных свойств («безусловных рефлексов») постепенно вырастают условные рефлексы, привычки, традиции и обычаи, а из них — писаные законы…)

Поэтому если людей с подобными свойствами будет много (в том числе в органах власти), то «новоделы» — снесут (а если немного — они сбегут из города в хороший или сами его построят, а старый — захиреет и умрёт.)

Уже снесли новое здание у клиники на Бударина; новострои на углу ул. Герцена/7-й Северной; двухэтажные магазины на ост. «Дом Туриста»; мэрия, вроде бы, судится по новой очереди «Летура»; сам «Летур» многие, в т. ч., архитекторы (поддерживаю их), предлагают снести и т. д. Стоит снести «Старгород» и рядом коттеджи на «Старозагородном» (чтобы восстановить всю территорию бывшего совхоза «Декоративный культуры» под дендросад), общепиты на месте сквера у медакадемии (НИИПИ), у ОМЦ «Химик» и в сквере им. 30-летия ВЛКСМ (ОмГУПС), новострой в парке им. 30 летия ВЛКСМ, новострои между пр. Королёва, ул. Берёзовой, ул. Заозёрной, рекой Иртыш; новострои в историческом центре и т. д.

Но. Всем этим уже владеют добросовестные приобретатели, в домах живут люди и т. д. Поэтому, нужно сделать этот снос добровольным. Желающим — выплачивать рыночную стоимость и плюс компенсацию морального вреда в таком же (допустим) размере. А возмещать — за счёт чиновников, которые разрешили всё это. А если это невозможно по закону, то — опубликовать имена этих чиновников, чтобы их дети видели, что сделали их родители. Тогда нынешние чиновники сто раз подумают, стоит ли так марать фамилию…

Вы скажете: «А где у вас «хорошо/плохо», «мораль, нравственность, дух» и т. д.? Одни атомы и молекулы, ДНК…» Ну, что сделаешь, все живые существа, и всё, что вокруг них — это атомы, молекулы, поля и т. д. Природа есть природа, и живёт она по своим законам…

Сергей Костарев, эколог:

— Я не сторонник «показательных сносов», но если здания построены с нарушениями, то надо восстанавливать справедливость. Был же в Омске опыт сноса недостроенного офиса на Бударина. И ещё нужно привлечь к ответственности тех, кто согласовал такую деятельность, да так, чтобы они не могли больше заниматься подобным.

Вячеслав Сибирский, общественник:

— Я за сохранение исторического облика Омска. Снос высоток — неплохая идея, они уродливы. Но это будет разовая акция. Я в принципе за то, чтобы упорядочить застройку города и особенно Центра. Регламентировать размещение любых объектов, вывесок и т. п. У нас хорошее наследие (пока ещё), его надо сохранить.

Денис Моисеев, предприниматель:

— Сносить точно нельзя — люди деньги вложили, создали рабочие места, будут платить налоги с продажи имущества… А от сноса будет свалка. И кому будет от этого хорошо?

Илья Бальцер, гендиректор ИТП «Град»

— Нет никаких правовых оснований для подобного решения.

Никита Шалмин, архитектор, председатель Омского отделения ВООПИК:

— «Пионер»-то точно нужно бы во многом переделать, он ведь по сути уничтожил тот бывший купеческий особняк, где был кинотеатр «Пионер». Ну и совершенно непонятны ни силуэт, ни остальное…

С «Высоцким» вообще непонятно, что это за здание. Если жильё? Там нет жилого пространства. Как гостиница? Там тоже очень странно с под]ездами и выездами… Поэтому там площади и сложно распродаются, насколько я понимаю. То есть у нас бизнесмены и строители строят, исходя из соображений собственной конъюнктуры. И на момент строительства их мало интересует, будет объект работать или нет. Будет там распродаваться жильё или нет. А когда не распродаётся, они ещё и удивляются: «Почему?» На самом же деле не всегда застройка того или иного участка в городе по фантазии застройщика или заказчика соответствует запросам города на эту территорию.

И я скажу так: у нас совершенно уникальный постсоветский институт заказчика. Когда и заказчик, и инвестор, и собственник, и подрядчик, и девелопер — одно лицо. В такой ситуации даже и сговора не надо. Во всём мире все эти позиции специально разъединены. Чтобы не было монополии в принятии решения о каком-то земельном участке. У нас заказчик по своему уровню фантазии строит объект. Который на самом деле городу здесь не нужен. И как правило, потом эти объекты не работают. А заказчик удивлён: как же так? У него не распродаётся, или доходность не та, или арендаторы не идут. Вроде же вот всё…? И он недополучает деньги, да ещё и не делает потом никаких выводов, но главное даже не в этом. А в том, что статус города — исторического, современного — теряется. И опускается. В целом падает доходность. То есть застройщики своими действиями наносят очень значительный урон. Во всём мире эти позиции специально разделены. И не может кто-либо один монопольно принять решение. Там даже есть такой принцип: лучший земельный участок используется наилучшим способом наилучшим пользователем. И именно благодаря этому разделению стороны вынуждены постоянно договариваться с социумом, с профессионалами, инвесторами, бизнесом, и получается всегда, что находится наиболее оптимальное или доходное решение. Или наиболее социально значимое.

Понятно, что сносить эти высотки никто не будет, потому что они построены со всеми разрешительными документами. Здесь проблема в другом: есть в Омской крепости рядом с бассейном «Пингвин» полукруглый жилой дом. Вот его построили, часть квартир продали, часть — вроде бы не совсем. Но это не жилое пространство. Зайдите сейчас там внутрь его двора — там уже идёт деградация, руинирование. А ведь казалось бы, элитный и продавался именно как такой. Но это не жилое место. И если посмотреть вечером, то там не так уж и много окон светится. То есть люди там и не стремятся жить. Кто-то имеет там квартиру, но живёт в каком-то втором жилье, например. То есть бизнес кидается на освоение территорий бездумно.

Ещё один пример — бывшая территория завода имени Козицкого. Сейчас там строится 16-этажный жилой дом. Причём его торец будет выходить на улицу Фрунзе. И дом строится, никак не соотносясь ни с планировкой, ни с конфигурацией завода. Как там будет житься людям, когда там кругом полупустые заводские территории? Плюс там было и кладбище, на этом месте. Причём для весьма уважаемых людей.

Вот чем быстрее мы будем разделять эти позиции, тем будет лучше. Пока всё идёт монопольно — и заказчик выступает как монополист, и город стелется под него как под монополиста. У него деньги и он строит. Поэтому ему — «всё, что хотите».

Юрий Белогорохов, предприниматель, учёный:

— Мнение такое: история не закончилась прошлым веком. Нефтезавод — это тоже архитектура середины XX века. Он не в историческом центре? Это уже как понимать «исторический центр». Главная история Омска — это нефтезавод, можно ведь и так сказать. Какой главный период в истории России? Советский период, потому что за его время Россия была на геополитической арене самой сильной во всей своей истории. Сравнимо разве что время при Александре I, когда она была как-то соотносима с европейскими государствами. Во все остальные периоды она была где-то на задворках. А в советское время — второй по влиянию и первой по идеологической значимости во всё мире, я думаю.

Может, более значимым периодом станет середина XXI века, и тогда и эти высотки будут исторически значимы (улыбается). Надо определиться, какой период исторически главный.

А так получается, что Любинский проспект — главное историческое место Омска — и тем самым подспудно царская предреволюционная Россия — главный исторический период Омска? Правильно это или нет — покажет история будущего. А история прошлого — это политика, обращённая назад.

То есть и сносить высотки могут только те люди, которые грезят возвращением крепостного права или ещё каких-то достаточно красивых предреволюционных периодов истории.

Евгения Лифантьева, писательница, блогер, журналист, депутат Совета Троицкого поселения от КПРФ:

— Я считаю допустимым что угодно. Но я считаю снос высоток бессмысленным занятием. Во-первых, в Омске уже сносились здания, не просто «уродующие архитектурный облик», но и построенные с нарушениями. Например, «суперкиоск» Третьякова, который стоял напротив «Летура», где сейчас транспортная развязка. И что, на кого-то из застройщиков это подействовало? Нет. Каждый продолжает считать, что он — самый умный, и у него «всё зарешано» с городскими властями.

Плюс эти высотки — это вложенный в них труд строителей. Не деньги, а труд людей, которые там работали. И которые абсолютно не виноваты в том, что заказчик — самонадеянный хам, которому плевать на архитектурный облик города. Поэтому думаю, что ради «показательной порки» лучше сработает хорошо подготовленный иск, который оставит застройщика без штанов. И чтобы с застройщиком в полной мере разделили ответственность чиновники, которые допустили это безобразие.

Правили Двораковский и Назаров? Пусть тоже отвечают своими деньгами за оскорбление эстетических чувств омичей.

Алексей Распопов, общественник:

— А что там складывалось столетиями? Часть зданий XIX века (те, что выходят на ул. Ленина), часть — так называемые «сталинки» (те, что выходят на площадь Бухгольца), здание, где располагается Союз художников хоть и довольно оригинальное (я затрудняюсь, сказать в какой период оно построено) никак архитектурно не связано с соседними домами, здание бывшего речного вокзала, конечно, очень интересно и является архитектурным памятником, но это XX век.

Одно можно сказать точно: какого-то единого архитектурного ансамбля там не было ни в советские времена, ни сейчас. За что бороться-то? Другой вопрос, удобно ли стало жить жителям обычных многоквартирных домов рядом с новыми «небоскребами»? Двора-то не стало…

Кстати, никого не коробит вопиющая безвкусица и аляповатость здания ресторана «Колчак»? А пресловутый шар на площади — это что, продукт творчества архитектурного гения?

Татьяна Шнейдер, зампредседателя Омского регионального отделения партии «Яблоко»:

— Есть такой художественный фильм «Служили два товарища», так вот в Омске тоже «служили» два товарища — Виктор Назаров и Вячеслав Двораковский. Правда, герои фильма переживают целую плеяду героических событий, а наши бессмысленно восседали при должностях. Один — все рубил, второй — приятно улыбался. Результаты, как говорится, налицо. На данный момент сложно сказать, как стоило бы поступить с элитной недвижимостью, которая изуродовала исторический центр. В этом вопросе, на мой взгляд, будут компетентны архитекторы и урбанисты. К великому сожалению, некоторые власть имущие и особы к ним приближенные продолжают лоббировать? исключительно свои интересы, притом не забывая публично учить нас патриотизму и заботе о родном крае, который они по-тихому перекраивают в свою угоду.

Владимир Казанин, депутат Омского горсовета от партии «Коммунисты России», ведущий программы «Управдом» «12-го канала»:

— Я последовательно выступаю за запрет точечной застройки. Это давняя проблема Омска, да и всех городов-миллионников. Смысл ее очень прост: коммерсант захотел воспользоваться легкими коммуникациями в центре города, воткнуть свой «торговый вигвам». У меня по сей день возникает вопрос, в том числе при утверждении градостроительного плана, зачем нам этот документ. Ведь на вопрос о том, кто будет отвечать за точечную застройку, насколько мы ограничим эти зоны, нет четкого ответа. Да, город должен развиваться и хорошеть, должны обновляться здания и сооружения, это все понятно, но есть историческая ценность и исторический облик города. Мы же понимаем, что ничего красивее и лучше Любинского проспекта никто никогда не построит у нас — таких мастеровых уже не найдешь, строительство минимизировано, стекло и бетон, что назвать большой красотой очень сложно. Поэтому я считаю, что сносили у нас уже на Бударина — и здесь надо принципиально сносить. Но надо наказывать и тех, кто дал разрешение.

Критикуя градостроительный план, я всегда выступаю за то, чтобы был сохранен исторический облик города. Если даже что-то строится, надо учесть исторические объекты, хотя это и будет колоссально по затратам для бизнесмена. Но извини, ты получаешь здание в центре города — должно быть условие, чтобы отвечало облику города исторически сложившемуся: ты должен стилизовать его, утвердить не просто типовой проект, а индивидуальный проект с учетом этих особенностей.

Образно говоря, если Любинский проспект в определенном стиле выстроен, то здание на Бударина, если разрешим надстроить, должно согласовываться. А предпринимателю, конечно, не в это вкладываться хочется, а чтобы отбить скорее деньги, привлечь людей, чтобы шли покупать, и плевать на этот исторический облик. Чиновники у нас должны рассматривать и депутаты эти вопросы, что мы периодически и делаем. Но цельной концепции я до сих пор не вижу, к сожалению.

Конечно, мы все знаем «Летур», что напротив «Дома Туриста». Мечтаю добиться, чтобы оштрафовали всех ответственных за эти сорняки, эти стекла, которые уже не просто в пыли, а в отвратительной грязи какой-то. И это «чудо» в центре нашего города, разрешенное теми, кто уже давно покинул Омск. Поэтому я всегда был против точечной застройки, мне она откровенно не нравилась, потому что при этом руководствуются все законами «дикого капитализма».

Александр Лихачев, председатель Омского регионального общества потребителей в сфере ЖКХ:

— Считаю снос данных объектов не только возможным, но и необходимым. Но это нереально при нынешнем губернаторе и лице, получающем зарплату как мэр города. Поскольку пришлось лично участвовать в подготовке многочисленных бумаг по сносу известного объекта на Ленина — Бударина при Леониде Константиновиче, помню, как это было сложно, как застройщик хитро сопротивлялся юридическими уловками. Этим не по зубам. Они заправку то посреди дороги на Конева снести не могут — уже смотрю Лукойл написано.

После недобровольного ухода с должности Альберта Минихановича архитектура сначала сделала при А. Тиле шаг назад, а после него вообще ушла из Омска. Правильно написал на БК55 архитектор Фрейдин, что пора исключить из названия департамента слово архитектура — нету там её между юридических начальников и правовых закорючек. Архитектор Шалмин неделю назад в газете справедливо пишет, что безобразные точечные застройки на длительный период усиливают депрессию омичей, лишают их оптимизма, любви к родному городу, от которого уже осталось-то две трети, если не меньше.

Пока не будет сильного местного губернатора — ничего не изменится.

Александр Рыжков, омский координатор движения «Суть времени» и общественной организации «Родительское всероссийское сопротивление»:

— В теории — конечно, да. По всем вышеприведенным основаниям. Однако у меня вопрос: кто конкретно примет такое решение, кто конкретно будет заниматься мероприятиями по сносу, кто конкретно будет работать с сопротивляющимися собственниками? Кто те опричники (улыбается)?

Ирина Макишева, директор ООО «РИА «Мотор»:

— Показательный снос — это дикость, вот показательная казнь тех, кто подписал разрешительные документы — другое дело. Шутки шутками, но надо решать такие вопросы на юридическом и даже законодательном уровне. Должен быть четко прописан алгоритм действий при попытках протащить такие проекты, несколько уровней защиты. И не важно, кто стоит у власти, решение должно быть коллегиальным, а за каждую свою подпись человек должен отвечать головой. И, конечно, наказание должно быть очень суровым и показательным — вплоть до конфискации имущества и лишения всех должностей и полномочий — ведь не секрет, что такие подписи получают за взятки. А в сносе зданий нет никакого назидания — не им же покрывать убытки. Вы нам покажите этих людей, портреты на первые полосы, фамилии, судебное разбирательство с подробным освещением в СМИ, стыд и позор взяточникам! И обязательно с материальной компенсаций ущерба. Вот это будет назиданием — следующий сто раз подумает прежде чем подписать «по дружбе».

Ирина Горелова, поэтесса и преподаватель ОмГТУ:

— Хотим мы или нет — но высотки и небоскребы будут наступать и отвоевывать себе место в центре города. Это связано с тем, что в центре очень дорогая земля и ее хочется использовать максимально эффективно. Хорошо, когда это встраивается в архитектурный комплекс. Жаль, что это не совсем относится к данной ситуации. Я вообще часто жалею, что к мнению архитекторов не прислушиваются, когда строят в центре. У нас в Омске довольно много эстетических промахов. К сожалению, мы не можем себе позволить тратить деньги на показательные наказания. Снос здания в центре очень дорого и опасно. Ситуация поменяется, когда архитектурный облик города будет способствовать наплыву туристов — тогда его будут беречь и всячески защищать. Но, боюсь, нам с вами это может не понравится — ибо влечет запрет на кондиционеры, всякие проволочные сушилки и пристройки, требование однотипного оформления балконов.

Михаил Скрипников, владелец компании «Квант»:

— Считаю, что городские власти должны проявлять свою решительность в пользу безопасности и комфорта горожан. Гости нашего города редко удерживаются от удовольствия ухмыльнуться над «уникальным» архитектурным обликом Омска.

Так и этот небоскреб — явно не вписывается в архитектуру исторического центра.

Но в случае демонтажа здания вряд ли в выигрыше останутся владельцы квартир, которые их добросовестно оплатили.

Как житель Омска, я бы предпочел, чтоб власти нашли возможности привести в порядок, например, улицы Пушкина, Жукова и десятки других центральных улиц с домами в аварийном состоянии на первой линии. В незавершенном состоянии из-за противостояния с частными владельцами и развязки на перекрестке улиц Конева — 70 лет Октября, а также у виадука со стороны улицы Демьяна Бедного.

Источник: http://bk55.ru

Оцените новость

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...