Минздрав аврально потратил более полумиллиарда после скандала со скорыми

22:00
8
Минздрав аврально потратил более полумиллиарда после скандала со скорыми

У Александра МУРАХОВСКОГО денег уже нет.

Теперь, когда утихли страсти по Ирине СОЛДАТОВОЙ, и Омская область продолжает бороться за здоровье омичей под руководством нового главы минздрава Александра МУРАХОВСКОГО, «Коммерческие вести» решили посмотреть, с каким наследством ему пришлось столкнуться.

Тему закупок минздрава издание поднимало уже неоднократно. Наши коллеги по цеху также уделяют этому внимание. И это правильно, общественный публичный контроль в данной отрасли сейчас жизненно необходим.

Известно, что источниками финансирования минздрава региона являются как федеральный, так и региональный бюджет. Коллеги из НГС55 наглядно освещали  эту тему.  Основу составляют именно федеральные средства. Часть их идет на регион в виде нацпроектов, часть — в виде адресных целевых траншей. Но, например,  ковидные выплаты медикам, а их размер велик, абсолютно адресны.  А вот средства нацпроекта «Здравоохранение» и средства, направленные на подготовку к COVID-19 коечного фонда — весьмо относительно, они вполне могут быть использованы с разной степенью эффективности. И именно так они и использовались. Редакция оценила траты министерства в сегменте закупок медицинского оборудования вне специфической темы лекарств.

Монструозный контракт

Самым заметным пятном  на мундире омского минздрава стал контракт с ООО «НикМед» на закупку огромной партии оборудования на сумму 568 миллионов 976 тысяч рублей . Заключен он был 8 апреля, через неделю после назначения Ирины СОЛДАТОВОЙ минстром здравоохранения.  «Коммерческие вести» еще в апреле задались вопросом, почему на контракт не было запросов цены, зато была 30% предоплата поставщику при полном отсутствии спецификации. И этот контракт  редакция приняла решение отслеживать до его выполнения, но срок поставки был 30 июня, а до исполнения контракта еще ох как далеко. Так давайте глянем на него сейчас.

Вот как выглядит его хронология на 14 ноября

8 апреля 2020— подписан контракт 205007 на сумму 568 976 000 рублей со сроком поставки, монтажа и ввода в эксплуатацию на позднее 30.06.2020. Контракт не содержит никаких технических характеристик и комплектации поставляемого оборудования.

13 апреля 2020— оплачен аванс поставщику в сумме 170 692 800 рублей

24 апреля— подписано дополнительное соглашение (ДС) № 1, содержащее Технические требования к поставляемому оборудованию

15 мая 2020— подписано ДС № 2 — разнарядка

29 мая 2020— подписано ДС №3 — разнарядка, добавлены формы приемо-передаточных актов,

29 июня 2020— подписано ДС № 4 — новые редакции спецификации и технических требований

30 июня — срок поставки.

7 июля 2020— подписано ДС № 5 — замена модели шприцевых насосов (прим. Редакции – на более дешевые).

28 июля 2020— подписано ДС № 6 — гарантийный срок на оборудование уменьшен с 24 до 12 месяцев

30 октября 2020— подписано ДС № 7 — цена контракта снижена до 565 613 500,00 рублей.  Изменены технические требования к системам настенным медицинским для газоснабжения, добавлена разнарядка.

По данным реестра контрактов на 15.11.2020:

Цена контракта — 565 613 500 руб

Стоимость исполненных поставщиком обязательств — 214 625 000 руб

Фактически оплачено — 170 692 800 руб

Учитывая, что этот контракт имел источником финансирования целевой федеральный транш в 1025 млн. рублей на подготовку ковидного коечного фонда, то часть позиций вызывает вопросы не только по цене, но и по «ковидности» использования.

Например, наркозные аппараты. Опрос нескольких экспертов показал, что они могут использоваться как вентиляторы легких, но без наркозных газов. Даже экспертов заинтересовало, как будут реально использованы эти аппараты для лечение больных с COVID-19, учитывая, что их стоимость значительно выше аппаратов ИВЛ.

Закупка изначально напоминала выгребание остатков склада медтехники. Однако со склада бы все уже прибыло. А сейчас мы по выполнению контракта едва перевалили за сумму уже выплаченного аванса. Удешевление моделей шприцевых насосов, сокращение в 2 раза срока гарантии, завышение цен на целый ряд позиций контракта – пока неполный список претензий к нему и к лицу, его подписавшему. Для Александра МУРАХОВСКОГО, возможно, будет интересно, что размер одних только стандартных штрафных санкций по этому контракту на середину ноября (из расчета 1/300 ключевой ставки ЦБ за день просрочки) уже составляет 7 млн. рублей.  Возможно, скоро и эти деньги понадобятся.

Любимчикам – подороже

Наши коллеги из Gorod55 уже заметили некую благосклонность нашего минздрава к конкретным поставщикам  .  Но возможно, эти поставщики просто дают лучшие условия, по сравнению с остальными?

Есть признаки, свидетельствующие о неэффективном распоряжении ресурсами. По мнению редакции они примерно таковы:

1.  Как «Коммерческие вести» уже писали в апреле, ФАС, Минфин и МЧС России сошлись на том, что распространение новой коронавирусной инфекции носит чрезвычайный и непредотвратимый характер и является обстоятельством непреодолимой силы, в связи с чем заказчики вправе закупать товары, работы и услуги у единственного поставщика по пункту 9 части 1 статьи 93 44-ФЗ.  Это значит, что не будет аукциона или конкурса. Контракт может быть заключен в один день. И вопрос в том, по какой цене будет производиться закупка. Другие регионы проходят через публичную процедуру запроса цен и прикладывают анализ к опубликованному госкотракту.  Но не мы, точнее не омский минздрав.

2. Наличие предоплаты в 30% от заказчика показывает его добрую волю и расположение к конкретному поставщику. Это не самая распространенная в России практика, и не все поставщики омского минздрава оказываются этого «достойны».

3. В случае проблем с выполнением условий контракта, условия меняются под поставщика без применения к нему штрафных санкций.

4. Разные производители медоборудования имеют разную политику стимулирования спроса на свои изделия. Чем симпатичнее процент скидки, которая, кстати, никак, почему-то, не влияет на экономию бюджета, тем больше шансов увидеть оборудование именно этого производителя по  высокой цене и в большом объеме закупаемым в контрактах с «заинтересованностью» заказчика. Пример – китайский Mindray.

5. При проведении же каких-либо конкурсных процедур, заинтересованность заказчика в конкретном поставщике проявляется в неконкурентых закупках. Одна заявка на торги. Этому помогает тщательно подобранное под поставщика техзадание, отсекающее остальных претендентов на заключение контракта. Этому способствуют, правда под давлением минздрава, главврачи лечебных заведений и внештатные главные специалисты минздрава по функциональным медицинским направлениям.

Давайте посмотрим на некоторые закупки, сделанные ведомством Ирины СОЛДАТОВОЙ. Ведь обычно то, что быстро скачет и цокает копытами, скорее всего лошадь, а не зебра или жираф. И при наличии большинства признаков, скорее всего это неэффективные закупки. С остальными определениями будут разбираться надзорные органы при их «заинтересованности».

Пример1. ООО «КардиоМед»

8 июня у компании ООО «КардиоМед» (в реестре контрактов на сайте госзакупок (№ 2550307931020000301)  закупались немецкие аппараты  ИВЛ LEONI plus. 6 штук. Три из них — подороже (с особым режимом ВЧО (высокочастная осцилляторная вентиляция)) и три -  подешевле, за 4852 тысячи и 3640 тысяч каждый соответственно. Общая сумма контракта 25,476 млн. рублей. С предоплатой в 30%. Поставка в течение месяца.

В срок уложились, но, по изысканиям автора, для двух разных покупателей из Татарстана, заключивших контракты с разными поставщиками в те же сроки, стоимость дорогого аппарата оказалась не выше 3,2 млн. рублей. При том, что в обосновании цены татарского контракта из восьми позиций, взятых для рассчета, такой дорогой цены, как наша, даже не нашлось.

То есть только на трех дорогих аппаратах LEONI plus мы переплатили практически 5 миллионов. Три других аппарата подешевле автор  по цене не анализировал. Обоснование цены в контракт омского минздрава не входит.

Пример2. ООО «УникХелз»

12 мая омский минздрав заключил контракт  (№ 2550307931020000220)  на 18,705 млн. рублей с ООО «УникХелз» на поставку аспираторов, или проще — вакуумных медицинских отсосов — в количестве 47 штук. Как водится, 30 штук подешевле, 17 штук подороже. За цену – внимание – 292 и 585 тысяч рублей за каждый аспиратор соответственно. С предоплатой для своих в 30%.

Большинство из нас сталкивалось с примером работы подобного устройства в виде слюноотсоса кабинете стоматолога. Такие приборы отличаются мощностью и назначением, используются при проведении операций. Очень нужные девайсы. Вопрос только в сумме. Приборы закуплены не абы какие. Швейцарские Medela Vario и Medela Basic. Что за нужда была именно в швейцарском оборудовании на безденежном юге Западной Сибири – неизвестно. Как автор не старался, не смог найти в торгах отсосов за почти 600 тысяч рублей. Зато, исходя из характеристик, указанных в контракте, найти аналоги очень даже удалось.

«Дешевенькие» аспираторы, обошедшиеся нашему региону в 292 тысячи рублей каждый по рабочим параметрам в 18 л/мин и давлением в 75 кПа имеют аналоги на госзакупках от 20 до 67 тысяч рублей в зависимости от производителя. Берем для расчета те, что за 67 тысяч. Не будем мелочиться. Тогда на 30 единицах оборудования разница составила 6,75 млн. рублей.

«Дорогие» отсосы за почти 600 тысяч рублей каждый по производительности должны откачивать 30 литров жидкости в мин при возможном давлении 90 кПа. На госзакупках от разных производителей нашлись годные для этого закупаемые аппараты по цене от 60 до 310 тысяч рублей. Вновь не будем дешевить. Возьмем вариант подороже. На 17 подобных аппаратах мы переплатили как минимум 4,7 миллиона рублей.

Ориентировочная переплата по контракту таким образом составила 11,45 млн. рублей при общей стоимости контракта в 18,07 миллионов.

Похоже, опять все дело в политике стимулирования спроса производителем. Насколько можно дешевле купить у производителей  с такой политикой стимулирования продаж показывает скрин экрана. Вопрос в одном – у кого оседает стимулирующая выплата?

Абсолютный брат – близнец предыдущего контракта с той же компанией (№ 2550307931020000218)   ООО «УникХелз» заключенный 7 мая, парой рабочих дней ранее. Сумма – 17,335 миллионов рублей. Аванс для своих – 30%. Здесь помимо отсосов (уже фирмы ATMOS) разной номенклатуры по производственным характеристикам при цене от 133,9 до 437,5 тысяч рублей за штуку, закупались еще 10 концентраторов кислорода и 25 инфузионных шприцевых помп. Все так же дорого. Не будем утомлять вас сравнением цен. Это должны делать в минздраве и прикладывать к контракту. Не прикладывают. А жаль. Для нас жаль.

ООО «УнихХелз» поставлял и Mindray (№ 2550307931020000187).  На 34,87 миллиониов. Это был контракт от 21 апреля с поставкой 100 прикроватных мониторов. Но поскольку имя производителя стало привлекать пристальное внимание контролеров, из описания объекта закупки в данном случае оно просто исчезло. Наши коллеги из  Gorod55 обратили внимание на завышенную цену приборов от китайского приборостроителя. Естественно, с авансом в 30% и, естественно, без обоснования цены контракта.

Пример 3. ООО «Линкос МК»

В день защиты детей минздрав законтрактовался (№ 2550307931020000290)    с ООО «Линкос МК» на 30 увлажнителей AIRVO 2. Стоит согласно контракту каждый 840 тысяч рублей. Общая сумма контракта составила 25,2 млн. рублей. И все бы ничего, не считая свойского аванса в 30%, если бы в мае краснодарцы не закупали такой прибор по 345 тысяч (№ 2230903913420000654)  , москвичи за 250 тысяч в марте (№ 1773124346720000075), и даже за 449 тысяч питерцы в апреле (№ 2782100677420000301) с очень хорошей комплектностью.

С учетом роста спроса возьмем цену повыше. Разницу между нашими 840 и питерскими 449 тысячами умножим на количество увлажнителей. Получим переплату в 11,73 миллиона рублей. И это при контракте в 25,2 миллиона. 

Пример 4. ООО «ИНФОМЕД»

17 июля минздрав заключил контракт (№ 2550307931020000322)   с ООО «ИНФОМЕД» на очередную партию аппаратов ИВЛ, на сей раз американских AVEA.  Количество – 20 штук. Общая сумма контракта – 83,16 млн., а цена одного аппарата – 4,158 тысяч рублей. «Коммерческие вести» выяснили, что прайсовая цена на закупаемые аппараты составляет 45 тысяч долларов.  Она уже включает в себя агентское вознаграждение компаниям, участвующим в закупках в качестве поставщиков. Теперь давайте подсчитаем. Курс американской валюты в указанный период колебался от 70 до 73 рублей за доллар. Пусть будет 73.

Тогда 45 тысяч долларов за каждый аппарат при их количестве дадут нам сумму в 67,7 млн. рублей. Что на 17,46 миллионов меньше, чем указано в контракте.

В период эпидемии деньги, которые могли бы помочь здравоохранению, просто утекали из системы. Каждый неэффективно потраченный миллион — это жизни омичей. Так что в это время воровство на медицине равняется убийству. И здесь мы приходим к необходимости разобраться, кто же его заказчик.

Инцидент со скорыми как катализатор закупок?

После того, как скорая помощь прославила Омск на всю страну, привезя негоспитализированных системой больных под стены минздрава в ночь 27 октября, бюджет медицины выдал новый пик освоения. Справедливости ради, активизация стартанула чуть раньше, 21 октября. Похоже, наступило осознание, что какие-то деньги еще есть, а реализация нацпроекта «Здравоохранение» на чрезвычайно низком уровне, особенно по теме онкологии.

Не всегда «после» означает «из-за». Однако уже утром 28 октября стало понятно, что «запахло жареным» не только для руководства минздрава, но и для главы региона с его командой в целом.

Большое количество читателей «Коммерческих вестей» — люди с управленческим и жизненным опытом и поправят автора, если он не прав. Что делает человек при должности, когда понимает, что ему грозит опасность ее потерять? Подчищает хвосты и срочно доделывает неоконченные дела, закончить которые у него может не быть более возможности. Иногда, к сожалению, эти дела связаны с исключительно личными интересами, а не интересами дела.

Далее редакция, верная своим принципам, просто продемонстрирует хронологию закупок медтехники казенного учреждения Омской области «Дирекция по обслуживанию государственной системы здравоохранения Омской области» с суммами свыше 5 млн. рублей.

Только из данных укрупненной таблицы без мелких закупок с 21 октября по 9 ноября было заключено контрактов на поставку оборудования на сумму 1 103 689 086 рублей, из них с 28 октября по 9 ноября — 621 051 694 рублей. Из последней суммы только 80 миллионов рублей (неполных 13%) не перепало двум компаниям – ООО «ВКМТ» и ООО «Ньюмедтех». Не считая мелких сумм, эти поставщики с 21 октября по 9 ноября заключили контрактов как мимимум на 389,1 и 418,7 и млн. рублей соответственно.

Компания «ВКМТ» начала светиться в омских закупках с появлением в министерстве здравоохранения Омской области члена команды губернатора из Алапаевска, ныне уже уволенного, Александра ПАВЛОВСКИХ. И, следовательно, ее интересы лоббировались не Ириной СОЛДАТОВОЙ. «Коммерческие вести» уже обращали внимание на неконкурентность в закупках у этой компании  в материале «Куплю дорого. Омский минздрав». Так что в правительстве Омской области лично заинтересован в этом поставщике кто-то другой.

ООО «Ньюмедтех» — дочка венгерского «Нью Медикал Технолоджис», которую авторитетный портал vademic.ru (журнал Vademicum) в материале «Частица не пилится раздельно: новые коллаборации на рынке госзаказа линейных ускорителей»  связывает с Виктором ХАРИТОНИНЫМ, владельцем компаний «Фармстандарт» (производителем Арбидола) и «МедИнвестГрупп» (МИГ), инвестной в Омской области проектами по централизации лабораторных исследований и ПЭТ/КТ (дорогостоящие исследования по точному определению локализации очагов онкологии), и других проектов. Даже если бы связи «НЬЮМЕДТЕХА» с «МИГ» в СМИ и не прослеживалось, то косвенно она видна. Компания выступает активно поставщиком в регионах своего присутствия – Курск, Тамбов, Санкт-Петербург, Северная Осетия (Алания), Пермь, Белгород. Города, пока отсутствующие на сайте «МИГ» как ее родные, тоже активно закупают у компании. Например, Нижний Новгород. Хабаровск, Кемерово, Новосибирск. Однако во всех этих городах анонсирован запуск проектов «МИГ».

Ирина СОЛДАТОВА была назначена министром здравоохранения 2 апреля, но свое согласие на командировку в Омск она дала еще в феврале, когда даже в Москве ПЦР тесты делали только две лаборатории. А уж в Омске эта беда казалась совсем нереальной. Так что ехела она вовсе не бороться с ковидом. 2 марта она была назначена советником губернатора. В конце марта началась работа по подготовке к централизации лабораторий под «МедИнвестГрупп», а 18 мая «Дирекцию здравоохранения» возглавил томич Виктор БАБИКОВ, который еще 12 мая, как руководитель проектов «МедИнвестГрупп», подписал соглашение о создании в Томске R&D­-центра ядерной медицины. А в Омске появление такого центра анонсировало проправительственное информагентство ИА «Омскрегион»  в июле 2019 года. Соглашение с ГК «МедИнвестГрупп» о создании центра Александр БУРКОВ подписал на Санкт-Петербургском экономическом форуме. Что, как вы понимаете, было задолго до появления на горизонте Ирина СОЛДАТОВОЙ.

Оба эти поставщика пользуются 30% предоплатой, закупки у них почти всегда неконкуренты и высоки по цене. Столь стремительное заключение контрактов минздравом с двумя этими компаниями после инцидента со «скорыми», во-первых, показывают чрезвычайно высокую личную заинтересованность лиц, имеющих возможность повлиять на  процесс, а во-вторых, оставляют без ресурсов следующего приходящего министра здравоохранения Омской области. В данном случае Александра МУРАХОВСКОГО.

Вместо послесловия

Нынешний министр, очевидно, уже занят анализом заключенных контрактов. Принимая дела в минздраве, он скоро примет на себя и ответственность по ним. А потому должен анализировать контракты очень внимательно. 

«Коммерческие вести» же не в состоянии анализировать все закупки минздрава. Редакция и не ставила перед собой такой цели. Однако после проделанной работы автор задается вопросом, какой был смысл, после ночи с 27 на 28 октября со «скорыми», временно отстранять заместителя министра Анастасию МАЛОВУ, которая и так самоустраннилась от решения проблем госпитализации, а финансовых документов не подписывала. Отстранять на время надо лиц, имеющих право подписи и возможности очень быстро повлиять на движение денежных средств. Формально — это Ирина СОЛДАТОВА и Виктор БАБИКОВ. Или в этом и был план, а проблемы омской медицины куда глубже, чем, собственно, бардак и непрофессионализм в недавнем минздраве?

Источник: http://kvnews.ru

Оцените новость

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...