«Говорят, я езжу по всей России. Это не так»: омский машинист пассажирского поезда о нюансах работы

20:35
10
«Говорят, я езжу по всей России. Это не так»: омский машинист пассажирского поезда о нюансах работы
Может ли управляющий составом человек включить автопилот и отдыхать? А работать трое суток подряд? Насколько опасен сбитый медведь? Об этом и о многом другом говорим с представителем интересной профессии.

Место встреч и прощаний, счастливых или печальных слёз. Вокзалы всегда становились источником вдохновения поэтов, писателей и фотографов. Но есть и те, кто редко попадает на снимки — остаётся «за кулисами», но каждый день перевозит сотни пассажиров. Михаил Чешегоров машинист пассажирского электровоза Омского депо, а его работа не так романтична и уж точно непроста.


График, путешествия через всю Россию и автопилот
Как вы попали в профессию? Насколько долго нужно учиться, чтобы тебе доверили пассажирский поезд?

— Чтобы стать машинистом электровоза, сначала нужно выучиться на его помощника. Отработать два-три года, только потом тебе дают право на управление грузовым локомотивом. Именно грузовым — пассажирский никто так быстро не даст в управление. К примеру, я стал машинистом в далёком 2006 году. И только в 2013 году смог перевозить пассажиров.

На каждый локомотив нужно пройти обучение: ты должен полностью знать его конструкцию, сдать экзамен, получить свидетельство на управление. Если состав обновляется, вновь учиться.

Мы встретились в ваш выходной, я правильно понимаю?

«И да, и нет. Я вернулся домой уже в обед, работал в ночь. И предсказываю ваш следующий вопрос — я не работаю по несколько суток. Обычный рабочий график со сменами ночью и днём, не больше. Мне так часто говорят: «Ты, наверное, много путешествуешь. Москву видишь каждую неделю…». Нет, всё гораздо прозаичнее. Мы не ездим далеко, примерно 600 км — это максимальное расстояние. Если у нас поезд Омск — Москва, то до Москвы мы не едем. В пути бригады меняются. Вот в некоторых фильмах показывают, как машинист едет через всю Россию. Один. Даже смешно становится».
А обычный график машиниста пассажирского поезда — это какой? Есть ли у вас помощник?

«В основном работаю один, иногда вместе с помощником. Это возникает при необходимости, к примеру, когда путь занимает больше 8 часов. Вдвоём можно ездить на более дальние дистанции — в Тюмень, до Новосибирска. А в Ишим или Барабинск я могу вести состав уже и в одиночестве.

График работы у нас сменный, зачастую сутки-полтора между поездками есть. Сама поездка занимает около суток. Но это не значит, что я всё это время нахожусь в кабине — это пять-шесть часов в одну сторону, отдых в специальных домах отдыха локомотивных бригад, затем еду обратно. Если мы едем куда-то далеко, то, соответственно, дома меня не бывает немного дольше. Но нам нельзя работать больше 12 часов по Трудовому кодексу РФ. В месяц поездок 15 выходит».



Если вы устали, помощник сменяет вас?

«Нет, мы всё время едем вдвоём. Однако поездом управляю только я. Помощник, конечно, знает, как управлять. Но всё равно остаётся помощником, не машинистом. Он помогает, подсказывает. Ухаживает за локомотивом, контролирует, чтобы машинист не совершил ошибок».

Во время поездки не затекает спина?

«Кресла у нас достаточно удобные, ничего не болит. Тем более, что на расстоянии полутора часов от Омска всегда есть небольшие стоянки — можно встать, размять ноги, перекусить. Да и со временем привыкаешь к поездке, готовишься к ней. Плюс локомотивы сейчас современные, работать приятно».

Вы упоминали, что в локомотиве всё автоматизировано. Так что находится в кабине? Есть автопилот?

«Есть система автоматизированного ведения. Она также видит сигналы, выбирает режим тяги и торможения. Если есть желание, то можно включить автопилот. В компьютере задано расписание поезда, система сама регулирует движение. Машинисту остаётся сидеть и наблюдать. Всегда можно вмешаться и исправить — полностью доверять технике не стоит.

Мы регулируем скорость: для определённых участков, станций она разная. Мы контролируем давление в самом локомотиве, торможение. Следим за приборами безопасности. Причём эти данные отображаются на компьютере, всё передаётся автоматически на приборную панель — важно уследить за ними, их очень много.
И да, руля у нас нет! Порой в разговоре с кем-то слышал вопрос: «А как ты так попадаешь в рельсы? Наверное, постоянно нужно крутить руль вправо-влево? Как в машине». Этого не нужно! Поезд сам движется по рельсам, с них он никуда не денется».

Вы вспомнили о грузовых поездах. В чём их отличие от пассажирских? Чем сложнее управлять?

«Пассажирским! Это большая ответственность — за твоей спиной несколько сотен человек. С обновлением поездов, конечно, стало полегче — система полностью автоматизирована. Но за ней ещё следить нужно».

Радиосвязь с диспетчером. Сход с рельсов. ЧП и сбитые медведи

Сотрудники РЖД всегда с вами могут связаться? Не пропадает сигнал в дороге?

«Связь с диспетчером у нас постоянная — пункт диспетчерского управления расположен в Новосибирске, потому без радиосвязи никак. Все данные обязательно передаются специалисту. Также мы можем переговариваться с дежурными на станциях. Там сотрудники на своих мониторах видят, где я еду и с какой скоростью, скоро ли прибуду. Есть связь и с другими машинистами — мало ли что. Но вот она работает только в пределах 20-30 км».

Если вдруг что-то произошло, и нужно срочно остановить поезд… Использовать стоп-кран может любой пассажир?
«Стоп-кран у нас есть в каждом вагоне. Им может воспользоваться любой пассажир, если есть какая-то угроза. Грубо говоря, если из окна кто-то выпал или собирается — всё может быть. Но зачастую стоп-кран используют проводники, если замечают неполадки: посторонний стук, скрежет, заторможенность какая-то».

Существует мнение, что при экстренном торможении одного поезда в него может врезаться идущий позади состав. Это правда?

«Это не так! У нас в России система сигнализации настроена таким образом, что вся дорога поделена на сигнальные участки. Если между ними находится какой-то подвижной состав, то следующему поезду будет гореть красный (запрещающий) сигнал. И никто никогда не сможет проехать мимо него — попросту приборы безопасности не дадут, автоматически остановят локомотив.
Эти своеобразные светофоры стоят на протяжении всего пути. Сигнализация у нас вообще трёхзначная, несколько предупреждений есть — заочно подаётся жёлтый сигнал, который предупреждает, что остался один свободный участок. Этот сигнал нужно проезжать с уменьшенной скоростью. Потом машинист уже увидит красный сигнал и останавливается перед ним. Если мы даже захотим проехать, то не сможем. Приборы безопасности не позволят».


А если вы уснули или потеряли сознание? Неужели поезд будет идти без управления?

«При каждой смене сигналов существует проверка бдительности. Грубо говоря, проезжает поезд на жёлтый, раздаётся сигнал. Если машинист не нажмёт специальную рукоятку бдительности, то поезд сразу останавливается.
А ещё у нас есть специальные часы на руках, которые считывают наше состояние. Как только немного расслабляешься, засыпаешь — сразу начинает мигать лампочка. Не увидишь её — по хорошему нужно нажать рукоятку бдительности — система громко засвистит. Если в течение 7 секунд опять не нажал — поезд останавливается».

В чём причина схода с рельсов?

«Либо неисправность подвижного состава, либо путей. Колёса ведь как устроены — есть гребни, которые внутри колеи тебя удерживают. Если вдруг параметры отходят от нормы или ломается колесо, то сход возможен. Либо это проблема с путями, тот же размыв. Рельсы же железные, поэтому они расширяются, упираются друг в друга. Это приводит к тому, что рельс поднимается или в сторону уходит — тогда поезд 100% сойдёт с пути. Разумеется, это психологически тяжело, едешь-едешь, а тут раз… и ты не на рельсах».

Теперь о куда более страшной ситуации. Некоторые уверены, что сбив человека, вы можете просто уехать.

«Ни в коем случае! В первую очередь нужно остановиться и оценить состояние пострадавшего, а там уже принимать решение. Понятно, если его пополам переехало, то о какой помощи речь? А если человек живой, мы обязаны его спасти. То же самое если машину протаранили — ГАИ вызывать надо. Но в любом случае мы не оставляем пострадавших. А если человек всё же погиб, мы должны вытащить его из-под колёс, дождаться работников путей, медиков, полиции».

А есть ли видеорегистраторы в поездах? Как доказать, что в смерти человека не виноват машинист?

«Нет, у нас на видео ничего не фиксируется. Доказывать, что ты человека не сбил… очень тяжело. Машинисты часто по судам ходят. Сейчас вспомнил странный, но достаточно забавный миф. Знаете эти маленькие домики, которые можно увидеть в дороге? Они стоят по одному рядом с обочинами. Так вот, одна моя знакомая однажды заявила мне, что всё детство считала, что в эти домики машинисты складывают тела людей или животных, которых сбили по пути. А на самом деле в этих домиках работники пути хранят инструменты и греются зимой. Никакой кровавой истории тут нет, криминала тоже».

А если сбили животное? Полицию тут, конечно, не вызовешь.

«С ними отдельная ситуация. На наших дорогах очень много зайцев и косуль. Бывает, едешь и замечаешь их впереди. Начинаешь сразу сигналить, а они так лениво посмотрят на тебя и только в самый последний момент отойдут. А ты сиди себе, пот со лба вытирай.

Кстати, для самого поезда медведи куда страшнее. Огромные ребята. Если такого собьёшь, то поезд легко соскочить с рельсов может. А вот птицы в лобовое стекло, признаюсь, — достаточно привычное дело. Тут уже ничего не поделать».

Усталость и путешествия на поездах
Вы никогда не думали сменить работу?

«Да нет, я ведь её выбрал. Признаться, мне она искренне нравится. В молодости это была какая-то романтика поездов, сейчас я уже привык, но всё равно приятно. По сторонам, конечно, не особо посмотришь — всё внимание приковано к приборам внутри кабины.Но всё же… У нас в Омской области красивые сосновые боры, животные иногда выходят. Вот сегодня белый заяц мимо пробежал, перескочил через рельсы».

Выбирая между поездом и самолётом, что выберете? Не надоел ещё локомотив?

«Хоть я и всё время в поезде провожу, путешествовать на нём тоже люблю. В роли пассажира забавно себя ощущать порой — ты же чувствуешь все детали, которые другие могут не понять. Вот он затормозил, вот ускорился, ощущаешь колодки.Так получилось, что я на самолёте ещё никогда не летал — люблю путешествовать поездом. Кстати, билеты у меня бесплатные — раз в год можем в любую точку России поехать».

Текст: Ольга Григорьева.
Фото: предоставлено Михаилом Чешегоровым, 12 канал.

Понравилась статья? Тогда подпишись на наш канал Яндекс.Дзен и получай больше интересных рекомендацийИсточник: https://12-kanal.ru

Оцените новость

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...