"Так хотелось барбариску!": известные омичи в честь 23 февраля вспомнили, как им служилось в армии

09:25
7
"Так хотелось барбариску!": известные омичи в честь 23 февраля вспомнили, как им служилось в армии
Спецпроект 12 канала приурочен к Дню защитника отечества.

Мы попросили вспомнить яркие моменты службы в армии омских политиков, артистов, теле- и радиоведущих. Истории получились занимательные, атмосферные и душевные.


Александр Артёмов, заместитель председателя Законодательного Собрания Омской области

«Нет человека, который был отслужил и это никак не отразилось на его дальнейшей жизни. Я был в армии после института, в 1985—1986 годах. Служил рядовым в Алейской дивизии 33 ракетной армии. Все человеческие качества в армии проявляются особенно ярко — и дружба, и предательства. Неизгладимое впечатление оставили первые стрельбы, присяга, первый кросс в ОЗК.

Лето в 1985 году было очень жарким. Июль, +40, а мы бежали в плащах, защитных чулках и перчатках. После этого кросса я выпил за раз, наверное, около двух литров воды.
Был у нас в части чипок — это солдатское кафе, где можно было купить какие-то продукты на свои деньги. На его посещение в день давалось всего полчаса. Так вот я, когда в первый раз туда пришёл, так хотел чего-то вкусного, что купил 4 стакана сметаны и 1 кг пряников. А съесть это все надо было успеть за 30 минут. И я успел! 35лет прошло, а я всё и всех помню, как будто это было вчера. Поздравляю с праздником своих однополчан и всех омичей. Знаю, что многие, как и я служили в ракетных войсках».
Дмитрий Перминов, депутат Государственной Думы РФ, герой России.
«Я служил в Калаче-на-Дону Волгоградской области в роте разведки. У нас в разведке все офицеры прошли не одну войну, начиная от Афганистана и Первой чеченской кампании, Карабах. То есть это были очень уважаемые люди, которые учили нас не по книгам, а на основе своего боевого опыта. Учили очень строго и жёстко, но, как говорится, тяжело в учении — легко в бою. Они готовили нас к боевым действиям, войне.

Помню, наше стрельбище находилось в 16 километрах от территории части. И если все другие подразделения — стрелки, артиллеристы, сапёры — на машинах съездили, отстрелялись — и на автомобилях вернулись назад, то разведка — бегом! Бегом по полной боевой — это бронежилет, армейский ранец, «сфера». То есть ты бежишь и ещё килограммов 30 на себе тащишь. А Калач-на-Дону — это южный округ, летом там под 40 градусов. И вот я помню, когда мы возвращаемся, начинается самый солнцепёк. Кому-то уже плохо стало, так мы его за руки, за ноги взяли, потащили. И вот особенно женщины, люди пожилого возраста… как они ругали наших офицеров! Говорят: «Да вы изверги, замучили ребятишек, как вам не стыдно!» Но ещё раз повторю: «Тяжело в учении, легко в бою».

Уже когда мы были в командировке, когда началась Вторая чеченская кампания, в Дагестане были, там был такой эпизод: едем мы с задания по дороге, и вдруг с нами поравнялись машина «Нива» с прицепом. И на нём — арбузы, дыни. И вот они поравнялись с нашим БТР и начали кидать нам фрукты. Целый БТР нам накидали! Встречали нас таким образом. В тот момент прошла Первая кампания, Вторая началась… А простой-то народ войны не хочет, они очень хорошо относились к нам. Они же хотели жить мирно, растить детей без войны.

Если вспомнить наших ребят, то в разведку брали не всех. Туда нужно было пройти жёсткий отбор, то есть трусов у нас не было — все отчаянные. С ними хоть куда. Знаете, говорят: «Нам песня строить и жить помогает»? Но песня и воевать помогает. Помню, после задания собирались мы вечером поужинать. И в роте ребята многие хорошо играли на гитаре. Мы песни пели. Цоя, Талькова пели. И такое ощущение было, что ты частичка чего-то такого сильного, мощного. Это не передать словами!»
Михаил Дергилев, артист Омского музыкального театра


«Я пошёл в армию уже после института, мне было 23. Я уже успел отучится на актёра, женился, работал в Барнаульском театре музыкальной комедии. Служить попал в краевой военкомат, наша часть находилась в историческом центре Барнаула. Попал я в отделение морально-психологической и информационной работы. Я выполнял, в частности, роль пресс-службы — должен был отслеживать, что писали о нашем военкомате в СМИ.
Также мне повезло выполнять роль почтальона — раз в неделю я ездил на почту отправлять и получать корреспонденцию. Почему повезло? Потому что я заранее предупреждал жену, когда выйду из части, и она приезжала. В дороге до почты и обратно мы с ней могли пообщаться. А самым сложным было сидеть и учить устав — я в театре привык к активностям постоянным, к постоянному общению, сложно было находиться в жёстких рамках.
Помню, как невыносимо было тихо сидеть на одном месте. И так хотелось барбариску! Я по жизни карамельки не очень люблю, но в тот момент всё бы за барбариску отдал. Какое счастье было, когда мне родственники передали кулёк с конфетами, я ходил и всех угощал.

Все в части знали, кем я работал и ко мне сразу приклеилось прозвище «Артист». Конечно, мне поручали подготовку к разным праздникам. Я активно участвовал в репетициях парада к 9 мая, озвучивал торжественные речи «голосом Левитана». Мы выпускали стенгазету о жизни части. Причём делать её приходилось по ночам, после всех военных учений. Однажды я заснул над этой газетой и проспал завтрак.

Из армии я уволился на неделю раньше — по медицинским показаниям. И эта неделя моему подсознанию не даёт покоя. Уже раз пять или шсть мне снился один и тот же сон — как будто за мной приходят военные и говорят, что я должен дослужить ту самую неделю: «Одевайся! Поехали!» Привозят в часть и сразу ставят на дежурство, а я переживаю, что не брит, не стрижен, а вдруг генерал приедет…
За время службы я очень изменился внешне. Уходил из театра худым и с длинными волнистыми волосами, а вернулся бритым и поправившимся на 13 кг. Никто меня не узнавал. Но в целом я благодарен судьбе, что долг родине отдал. И в работе в театре мне много военных ролей пришлось сыграть, армейский опыт помогает».

Владимир Казанин, ведущий 12 канала, депутат Омского Горсовета.
«Я служил в инженерно-сапёрных войсках, год, после института. Это был очень сложный год. 1990-е, сплошной дефицит, были большие проблемы с питанием. Помню, несколько дней нас кормили крахмалом с водой. Кирзовые сапоги у нас были, портянки. Пока научились их наматывать, мозоли все себе натёрли. Дрались, конечно, но совсем немного. Если офицер находил у кого-то синяки, то наказывали всех.

Наш комбат приносил из дома различные вещи для части. А вот прапорщик, наоборот, тащил всё, что плохо лежит. Однажды комбат принёс зелёную краску, а когда мы собрались её использовать, оказалось, что прапорщик её экспроприировал. Мы ему: «Где краска?», а он: «Вы что, на армию клевещете?!» Так краска и не нашлась.
Тот год был непростым, но я рад этот опыт у меня был. Армия — это некая школа жизни. Своих однополчан и всех, кто служил, поздравляю с праздником».

Всеволод Гриневский, артист Омского драмтеатра

«Я служил на Тихоокеанском флоте и мне туда пришло письмо от Евгения Гришковца. Его спектакль «Как я съел собаку», где он рассказывает о своей службе на острове Русском, я увидел ещё перед армией. Этот спектакль меня просто поразил, как и всех, наверное, кто его смотрел. А буквально через полгода я сам попал на Русский служить и все, о чём, Гришковец рассказывал, испытал на себе.

А вот как вышло с письмом. Одна моя знакомая увидела в Санкт-Петербурге афишу спектакля «Как я съел собаку», вспомнила, что я ей про него рассказывал, и купила билет. После спектакля она подошла к Евгению Гришковцу и рассказала про меня — что я был очень впечатлён, а сейчас сам служу там же. И Евгений написал мне небольшую записочку, там были слова о том, что жизнь прекрасна и удивительна. Подруга переслала мне это письмо.

Уже после армии, когда мы однажды встретились с Гришковцом, я показал ему эту записку. Он вспомнил, как писал мне, так и познакомились. Вообще, об армии у меня остались хорошие впечатления: море, чайки, рыбы, романтика».
Алексей Попов, программный директор и ведущий «Радио Монте-Карло Омск»

«Служил я в ракетных войсках стратегического назначения. Полк ракетный дислоцировался за пределами населенного пункта, это была Свердловская область, там под Нижним Тагилом есть такой закрытый территориальный округ Свободный. Поселок Свободный закрытого типа, мы очень часто над этим шутили. Там проходил курс молодого бойца в первые полтора месяца, а после нас распределяли по частям, где мы и несли службу.

Одним из моих самых ярких армейских впечатлений был… арбуз. Есть известная поговорка «Путь к сердцу мужчины лежит через его желудок». Конечно, любой мужчина всегда любит вкусно и плотно поесть, но в армии это не удаётся. В первое время всегда хочется кушать, потом привыкаешь. А что касается сладостей или фруктов, то их там не было.

И вот однажды к одному из ребят летом ко дню рождения приехали родители, его отпустили с ними погулять. Как сейчас, помню: заходит он, возвращаясь из увольнительной, через КПП с пакетом. А пакет плотный, не видно, что внутри. И вдруг достает большущий арбуз!
Мне кажется, что его родители поставили на рынке перед собой такую задачу — выбрать самый большой арбуз и привезти его нам. Это была ягода килограммов 15 весом, может, даже больше. Нас в подразделении была пара десятков. И вот мы этот арбуз разрезали и разлился такой аромат, такое ощущение праздника! Я бы никогда не подумал, что такое настроение можно настолько просто и легко создать, всего лишь разрезав арбуз!
Мы особо и не поняли его вкус, его сладость. Нас же было очень много, всем досталось по чуть-чуть. Но вот эта экзотика, какая-то армейская романтика — незабываема. Сколько бы я потом арбузов на гражданке ни покупал, с тем арбузом в моей жизни уже никогда и ничто не сравнится в плане восторга, радости и неожиданности».

Фото: omsk.er.ru, ома.мвд.рф, muzteatr-omsk.ru, omskdrama.ru,12 канал.

Оперативно и сжато: читайте новости первыми в нашем Telegram-канале.

Источник: https://12-kanal.ru

Оцените новость

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...