На краю пропасти: как возвращаются к жизни омички, потерявшие мужей и детей

19:35
56
На краю пропасти: как возвращаются к жизни омички, потерявшие мужей и детей
На краю пропасти: как возвращаются к жизни омички, потерявшие мужей и детей [ФОТО]

Женщинам, оказавшимся в одночасье без крыши над головой и готовым даже на суицид, помогают неравнодушные люди, возвращая их к обычной жизни.

Омичи еще не забыли об истории с истязанием детей, которая произошла в январе, когда 45-летний мужчина кидал об пол 5-летнего мальчика и девочку 8 лет. Домашнее насилие в Омской области является серьезной проблемой, но в регионе есть общественные организации, которые помогают жертвам домашнего насилия. Но их не так много. Зато есть такие, что располагаются за пределами Омска.

«Возможность» начать все заново

Так, в райцентре Азово вот уже полтора года успешно действует Центр социальной помощи «Возможность». Сотрудники центра оказывают помощь женщинам и их детям, пострадавшим от агрессивных мужчин, а также просто оставшихся без крыши над головой и средств к существованию.

Руководит организацией успешный бизнесмен Кирилл Назаров, который вкладывает личные деньги в благое дело, чтобы хоть как-то помочь тем, кому это действительно нужно. Вместе с женой Натальей, с которой они живут в селе Сосновка, и другими неравнодушными земляками он взялся за создание центра социальной помощи.

— Как правило, домашнее насилие происходит по любому поводу. Пол грязный, чай горячий или холодный. Чуть что муж сразу руки распускает. От этого страдают и жена, и дети. Бывает, что внешне семья благополучная, живут в достатке, но внутри у них большие проблемы, связанные с непониманием и домашним насилием, — говорит Кирилл Назаров.

При создании центра социальной помощи омичи обратили внимание на подобную организацию в городе Асбест Свердловской области. Они съездили туда, поговорили с единомышленниками, которые поделились своими методиками. Теперь оба центра тесно сотрудничают.

omskinform.ru

— Наша программа рассчитана на год, — продолжает Кирилл Назаров. — Человек, когда к нам попадает, имеет ряд проблем. Нет жилья, нет денег, у многих проблемы с документами, с выплатами различных детских пособий. Мы эти вопросы решаем — восстанавливаем документы, социальные выплаты, медицинское обслуживание. Очень большая проблема — это то, что нет отношений между матерью и ребенком. Мать занимается тем, что зарабатывает деньги, а в других случаях — гуляет или употребляет алкоголь. С ребенком они как чужие люди. Мы учим мать заново любить своего ребенка, общаться с ним, выстраивать отношения. Сама мама часто тоже бывает набором определенных проблем. Бывают у женщин какие-то страхи, отверженность, особенно у тех, кто пережил какое-то насилие в своей жизни. Им кажется, что они никому не нужны, у них занижена самооценка. С женщинами работает психолог, наши сотрудники, волонтеры. Также мы помогаем снять женщинам квартиру, социализироваться, устроиться на работу.

По словам руководителя центра, бывает, что у женщины, которая проходит программу, откуда-то появляется муж. Тогда начинается комплекс работ по восстановлению этой семьи. Проводятся с обоими собеседование. Бывало такое, что после собеседования мужчина вдруг все переосмысливает. Он устраивается на работу, снимает квартиру.

— Мы наблюдаем за восстановлением семьи. Но основная цель — профилактика социального сиротства, чтобы ребенка не забирали в детский дом. Ведь бывает, что ребенок фактически является сиротой при живых родителях. Работа очень непростая. Это постоянный стресс. Бывают люди нарко- или алкоголезависимые или просто со сложным характером. Некоторые женщины и дети многого натерпелись, поэтому мы стараемся предоставить хорошие условия проживания и питания, лекарства. Мы существуем, двигаемся. Я даже не знаю, как это происходит, — признается Назаров.

Помимо денег, которые вкладывают создатели центра, средства поступают и от неравнодушных людей. Средний бюджет организации, по словам ее директора, составляет до 60 до 100 тыс. рублей в месяц. Грантовой помощи со стороны властей социальный центр пока не получал, потому что существует еще не так много времени. Но на помощь властей там рассчитывают. А главная проблема состоит в том, что у организации нет своего постоянного места. Она снимала площади в Омске, сейчас снимает дом в Азово, но весной его могут выставить на продажу. Кстати, в этот центр пытались устроить и ту самую омичку, муж которой кидал детей об пол. Но принять ее не смогли из-за малых площадей.

— Мы можем принять максимум три семьи, хотя у нас шквал обращений, — сетует руководитель центра «Возможность». — Мечтаем, чтобы у нас появилось свое помещение. Смотрим на Сосновку, потому что сами там живем. Понимаем, что одновременно сможем обслуживать 8-10 семей, как наши партнеры с Асбеста. Они одновременно принимают до 15 семей. Мы выходили на местное управления министерства труда и социального развития. Но помещения, которое нам подходит, нет ни в Сосновке, ни в Азово. Мы стремимся, чтобы то место, где будет центр, обладало определенной инфраструктурой. Нам нужно, чтобы в шаговой доступности были поликлиника, школа и детский сад.

Мы нашли дом, который нам нравится. Он двухэтажный площадью 350 кв. метров. Там 10 или 11 комнат. Можно организовать комнату матери и ребенка, комнату психологической разгрузки игровую комнату. Есть асфальтированный двор, горячая и холодная вода, газ, тепло. Мы начали копить деньги. Но цена 7 млн рублей — это слишком много. Хотим территориально остаться за пределами города. Здесь свежий воздух, ребятишки во дворе бегают. Эта атмосфера мира и покоя более комфортна для людей. Можно женщин чем-то занять в летнее время, например, огородом. Может, кур заведем. В деревне женщина сосредоточена на себе и на ребенке. Нет городского движения и давления. Да и мало кто в городе хочет сдавать дом или квартиру для трех матерей и шестерых детей. Люди боятся, что дом могут разнести.

omskinform.ru

Поставить на правильный путь

Когда приезжаешь в центр «Возможность», кажется, что попадаешь в большую сельскую семью. У ворот хозяев и гостей встречает кот, сидящий на столбе, а в доме громче всех слышны голоса детей. Ребятишки играют и смотрят мультики, а их мамы вместе с сотрудницами центра готовят еду, моют посуду или выполняют другую работу по хозяйству.

Кристина Рыженкова руководит в центре внутренней работой. Она сама была несколько лет матерью-одиночкой, поэтому очень хорошо понимает женщин, которые нуждаются в помощи. Кристина очень близко общается с теми, кто оказался в центре «Возможность», и тоже сетует, что могла бы помочь большему количеству нуждающихся.

omskinform.ru

— О нашей работе знают многие знакомые. Когда рядом с ними случается какая-то ситуация, они сообщают о нас. Да, это такое сарафанное радио. Из трех матерей, которые находятся сейчас у нас, двух попросили принять из социальной гостиницы, которая находится в Комсомольском городке. Там матерям можно жить максимум 2 месяца в год. За это время им нужно что-то решить. Но это очень маленький срок. В прошлый понедельник попросили нас принять 3 семьи. Так, женщина с четырьмя детьми приехала в социальную гостиницу. Муж бил ее, гонял детей. Но когда муж узнал, что она оказалась в социальной гостинице, то приехал туда и начал всем угрожать. Нас просили забрать ее. Мы не отказываемся от этой женщины с детьми и планируем отвезти ее в другой город, потому что у нас мест нет, — рассказывает Кристина Рыженкова.

Вообще сложных и даже опасных ситуаций в работе центра «Возможность» хватает. Как рассказывают сотрудники, иногда им звонят и говорят, что где-то происходит семейный конфликт, поэтому нужно срочно приехать. Но выполнять функции полиции они не могут, так как сложно просчитать риск, с которым можно столкнуться при разрешении такого конфликта.

Много и вполне конкретных случаев. Так, в центре программу проходила наркозависимая жительница одной из отдаленных деревень Черлакского района. Семья у нее была неблагополучная.

— Женщина имеет криминальное прошлое, отбывала реальный срок, — рассказывает Кирилл Назаров. — У нее двое детей. Она обратилась к нам и прожила здесь около 8 месяцев. Мы понимаем, что у людей, которые отбывали длительный срок, происходят необратимые изменения психики. Даже здесь эта женщина пыталась насадить тюремные законы. Когда наш центр располагался в городе, она два раза пропадала. Говорила, что спустится за хлебом, и пропадала на 3 дня, а детей оставляла у нас. Наши сотрудники ночами не спали, искали ее. Потом она как ни в чем не бывало сама приходила. Плюс она определенную атмосферу здесь создавала. Пыталась оказать давление на других девчонок. Но потом увидела, что это давление не проходит. В какой-то момент она устроила скандал и покинула программу. На сегодняшний момент мы ее судьбу отслеживаем.

Как оказалось, пребывание в центре «Возможность» все же поставило эту женщину на правильный путь. По последним данным. она купила комнату на маткапитал и даже, вроде бы, поборола свои вредные привычки.

omskinform.ru

Муж выгнал на улицу с детьми

У трех женщин, которые сейчас проходят программу реабилитации в центре, разные истории. Но все эти омички в какой-то момент оказались без крыши над головой и без средств к существованию. Они подолгу рассказывают о своей жизни, стараясь не говорить о прошлых ошибках и сознательно что-то не договаривают. Но общую картину представить можно.

Так, у Марии К. двое детей от разных мужчин. Она попала в центр в середине лета, когда жила у свекрови, но ее тогдашний муж попросил освободить жилплощадь и убираться восвояси.

— С мужем мы жили у его матери, — рассказывает омичка. — Потом он уехал на вахту. Через 3 недели звонит своей матери и просит выселить меня. У нас конфликтов не было, но он сказал, что на вахте нашел другую. Свекровь поставила мне условия, что с 7 часов утра и до 8 часов вечера дом должен быть закрыт, потому что все на работе. Получается, что я не смогла бы туда попасть и должна целый день находиться на улице с детьми, которых мне надо кормить. Я звонила в социальную гостиницу, чтобы спросить, есть ли место. Мне дали номер Кристины и сказали, что я могу обратиться к ней. Я позвонила и попросилась к ним. Приехала и осталась здесь, потому что мне было некуда больше идти и негде жить. Мне все нравится. Сын начал разговаривать, хотя до этого он не говорил.

Мария не стала рассказывать про свою мать, потому что это делать очень тяжело, хотя и не скрывает, в каких условиях живет мама.

— У Маши мама — натуральный бомж. Она всю жизнь прожила на трубах, — вступает в разговор Кристина Рыженкова. — Когда Маша периодически выезжает в город, мы всегда привозим ее маме продукты. Она общается с мамой, предлагает помощь. Мама, конечно, не соглашается. Машу воспитывали дедушка с бабушкой. Но когда дедушка узнал, что Маша беременна, отказался от нее. Может, он боялся, что будет, как ее мать. Для отца стресс, когда твоя дочь — бомжиха. Но Маша — молодец, она не выпивала. Просто сложилась такая тяжелая жизненная ситуация. Негде жить. Но теперь она оказалась у нас. У Маши не было прописки. Мы сделали прописку, теперь ей будет проще с детским садом.

Марии осталось жить в центре меньше полугода. Но она твердо намерена найти работу, снять квартиру и отдать детей в садик, а также в одиночку заняться их воспитанием.

omskinform.ru

«Чуть не ушла под поезд»

История Ирины Титовой намного более запутанная и ужасная. У женщины пятеро детей, но только двое находятся с ней. Трое старших детей живут с родным отцом. Ирина не общалась с ними 4 года с тех пор, как забеременела дочкой Златославой от другого мужчины.

— Я поехала в свой район, чтобы узнать, какой у меня срок, но никому не сообщила, что беременна, просто сказала, что надо сходить к врачу. А свекровь заявила: «Дети, не подходите к матери. Неизвестно чем она у вас болеет». После этого бывший муж забрал детей, он начал менять номера, запрещать мне общаться с детьми. Он жил с 17-летней девочкой. Она помогала его матери, которая ее приняла. Я тоже меняла номера. Так у нас отношения потерялись. Со своими родителями я тоже 3 года не общалась. Когда дети остались с мужем, моя мама прекратила общение. Да и я на них была зла.

С отцом Златославы отношение у Ирины также не сложились. Женщина рассказывает, что жила у сестры, а потом два года подряд ездила работать на Сахалин, а дочку оставляла здесь.

— Вернулась в 2019 году и познакомилась с парнем, — продолжает Ирина. — Вроде, сначала было все нормально. А потом его то одно не устраивало, то другое. Ему не нравилось, что Златослава за мной постоянно бегала, потому что не видела меня долгое время. Я ушла жить к знакомым. А в декабре я узнала, что беременна. Сказала ему, а он ответил, что ребенок не от него. Была угроза выкидыша. Потом весной меня знакомые начали выгонять. Я прожила у одного знакомого, у других знакомых. Когда сестра не захотела меня принимать даже на какое-то время, у меня не было выхода, и я чуть не ушла под поезд на достаточно большом сроке. Вспоминаю, что в шестом роддоме мне давали адрес социальной гостиницы в Комсомольском городке. Я приехала в гостиницу, провела 2 недели там. Но они не знали, что со мной делать. Они нашли мне реабилитационный центр в Красноярке. Сперва я попала туда. Потом договорились, чтобы меня приняли в этом центре. 23 апреля я попала сюда. Меня все устраивает. Дети со мной.

omskinform.ru

Не так давно Ирина узнала от сестры, что ее искал бывший муж, который живет с тремя ее детьми. Как оказалось, он разошелся со своей молодой возлюбленной и вспомнил о бывшей жене.

— Наше общение возобновилось. Сначала наши разговоры были сложными, мы не могли найти мир между собой. Но ближе к Новому году отношения стали налаживаться, мы стали нормально общаться. После Нового года он звонил и поздравлял со всеми праздниками. Уже со смехом что-то начинаем вспоминать. Надеюсь, наше общение будет улучшаться. С детьми было сложновато, потому что они, может, подзабыли меня. Но сейчас уже получше общаемся. Трое старших детей погодки. Самому старшему ребенку 11 лет. А дочь уже третий год учится в первом классе, не может тянуть программу. Может, стресс у нее, что я их оставила. По окончанию программы хочу поехать к ним в гости, — говорит омичка.

Сотрудники центра «Возможность» намерены помочь Ирине в поисках жилья, и если социальная организация переедет в новый дом, готовы оставить многодетную мать еще на какое-то время, потому что у нее очень маленький ребенок. Сама Ирина твердо намерена искать работу. Раньше она выполняла разные строительные работы, а сейчас хочет освоить профессию мастера маникюра.

— Надо как-то развиваться, к чему-то стремиться. Накрасить ногти лаком может каждый, а гель-лаком сложнее. Надо постигать новую профессию. Детей-то тоже надо чему-то учить. Хочу остаться в Сосновке. Здесь хоть работу можно найти. Всегда стремилась быть ближе к городу, чтобы было легче. Моя мечта, чтобы дети росли. Надо их поставить на ноги, — твердо заявляет женщина.

omskinform.ru

«Не видела детей почти 6 лет»

У Татьяны С. также пятеро детей. И тоже лишь двое живут с ней. С первым мужем она прожила в счастливом браке 9 лет, а потом вдруг резко начались проблемы.

— У нас была обеспеченная семья, но в какой-то период муж, видимо, нашел себе женщину. Я не знала об этом и воспитывала двоих детей. Потом он заявил, что хочет подать на развод. А за 2-3 месяца до этого у меня умерла мама, и у меня была депрессия. Но никто не знал об этих проблемах, кроме соседей. Я 9 лет была домохозяйкой. Пыталась искать работу, поработала в швейном цехе. Но детей надо было забирать из садика. Чья это обязанность? Мамы. Пришлось уволиться и сидеть дома. Муж — стоматолог, хорошо зарабатывал, сам говорил, чтобы я не работала. Никогда руки не поднимал, никогда не было никаких скандалов. Мы жили в квартире свекрови, так как она на 6 лет уехала на север. А когда свекровь вернулась, все изменилось. Она изначально невзлюбила меня. Я думаю, что именно свекровь вмешалась в наши отношения, когда приехала с севера. Может быть, она настраивала своего сына против меня. Я увидела, что с мужем происходит что-то не то. Он находился между двух огней. Когда муж сказал про развод, я сначала подумала, что это какая-то шутка. Но это было не шуткой, я оказалась на улице. Детей я водила в садик. Однажды я пришла за ними, а детей нет. Их забрал папа. Воспитатели, конечно, знали, что мы разводимся, но не имели право не отдать детей. Разводились мы через суд. Судья задавал конкретные вопросы мужу о том, по какой причине его не устраивает жена. Но он отмалчивался. Ему было стыдно признаться людям, что он уходит к другой. Его заработок позволял нанять адвоката, — еле сдерживая слезы, вспоминает Татьяна.

После развода бывший муж через суд лишил женщину, с которой прожил 9 лет, родительских прав. Татьяна рассказывает, что судебные тяжбы длились примерно полтора года.

— Мне говорили, что возражать бесполезно, органы опеки не помогут, потому что у меня не было денег, — рассказывает омичка. — И жилья не было. Суд, конечно, встал на его сторону. Потом муж с детьми уехал в Калининград. Я не видела детей почти 6 лет. Я нашла их фото в интернете и сначала не узнала, но потом увидела более раннюю фотографию. Старшему ребенку сейчас 15 лет. Недавно я попробовала позвонить первой свекрови. Не хочет она общаться, не хочет давать телефоны старших детей, а я не могу поехать в Калининград. Да, у меня разочарование в себе. Да, надо было куда-то обращаться.

После расставания с первым мужем Татьяна поселилась в доме совершенно незнакомых людей, которые, по ее словам, «связаны с криминалом».

— Они — цыгане. Жила у этих людей, которые использовали меня в каких-то меркантильных финансовых целях. Я лишилась материнского капитала. Они обналичили эти средства и расплатились ими за долги. Какое-то время я пожила у них. Потом я познакомилась с парнем, их родственником. Забеременела от него. Мы то расходились, то сходились, а потом окончательно разошлись.

Третьего ребенка у Татьяны также забрали. Это сделал отец ребенка вместе со своей матерью. Но омичка говорит, что, что поддерживает отношение с сыном. Двое младших детей сейчас живут с Татьяной, их она родила позже, но отношение с их отцами у нее тоже не сложились. А жилья, которое принадлежало омичке, ее лишили обманом.

— У меня есть родная сестра. По документам у нас была общая квартира. Но туда я не попала. Она меня просто не пускала. Потом мне предложили сделку, которая для меня оказалась плачевной. Мне предложили заложить в ломбард полдоли, пообещали денег, но денег я так и не получила, оставшись без всего. Сестра меня до сих пор не пускает. Летом я приезжала к ней. Зашла в тот двор, где я жила 18 лет. Она даже обнять меня не захотела, хотя мы не виделись 2-3 года, — рассказывает Татьяна.

В центр «Возможность» женщина попала в октябре. Она признается, что здесь очень хорошая обстановка, все друг другу помогают, хотя у всех действительно разные судьбы.

— Мы все сплотились, а без этого никак. Сейчас озабочены тем, а что нам делать. Надо на работу, надо жить нормально. Если что, мы готовы вместе снимать жилье, — говорит Татьяна.

omskinform.ru

Слушая эти истории, сложно даже представить, что пережили эти женщины. И как же хорошо, что в самый критический момент им протянули руку помощи неравнодушные люди, которые готовы помогать и многим другим.

Евгений ЯровойИсточник: http://omskinform.ru

Оцените новость

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...