Судья Мурастов весьма вызывающе демонстрирует обществу гуманизм и снисходительность к офицерам-взято

12:55
73
Судья Мурастов весьма вызывающе демонстрирует обществу гуманизм и снисходительность к офицерам-взято
В Куйбышевском районном суде Омска рассматривается уголовное дело по обвинению в получении взятки двух полицейских из главного… антикоррупционного ведомства УМВД!

По сравнению с аналогичными криминальными эпизодами в отношении экс-коллег по силовому блоку уголовное дело по обвинению подполковника УЭБиПК Евгения Дубровского и его подчиненного — старшего оперуполномоченного Константина Васильева в получении взятки в особо крупном размере (ч.6 ст. 290 УК РФ) сравнительно быстро дошло до суда.

Возможно, тому способствовали весьма красноречивые и однозначные обстоятельства их громкого задержания.

Фото со всех ракурсов спецоперации обошли тогда все местные и многие федеральные СМИ. Как известно, оперативным сопровождением по изобличению высокопоставленных «оборотней в погонах» занималось местное подразделение УФСБ.

7-го февраля этого года при передаче меченых купюр от потерпевшей — директора одной из риэлторских фирм подозреваемые были взяты с поличным. И тут же по санкции суда помещены в СИЗО на два месяца.

Видимо, это обстоятельство (взятие под стражу и изоляция подельников друг от друга) стало определяющим в ходе расследования.

Изначально местные СМИ излагали версию «о мошенничестве» или «о вымогательстве», имевших место со стороны Дубровского и Васильева. Однако, окончательная формулировка обвинительного заключения, уже по версии СКР и Прокуратуры, содержит более тяжкую статью Уголовного кодекса РФ — «получение взятки в особо крупном размере».

Санкции — тюремный срок от 8 до 15 лет плюс огромный штраф.

На состоявшемся первом заседании суда (дело №?1-429/2020, судья Сергей Мурастов, см. 55RS0002-01-2020-007379-19) до оглашения прокурором текста обвинительного заключения не дошло. Поскольку Фемида обратила внимание, что по времени 2-го ноября истекала избранная ранее мера пресечения фигурантов и срок ареста их имущества.

Разрешению этих вопросов и был посвящен первый сбор участников процесса в полном составе.

К моменту передачи дела в суд фигуранты подошли, судя по всему, в приподнятом расположении духа.

Из СИЗО их выпустили сначала под домашний арест, а потом и эту меру пресечения поменяли на более щадящую — сначала «ограничение свободы», а затем и «ограничение определенных действий». По последней версии, Дубровскому и Васильеву было запрещено общаться с участниками их уголовного дела из числа понятых, свидетелей и потерпевшей и покидать жилище в период с восьми вечера до шести утра.

Согласитесь, это, в принципе, обыденная жизнь большинства омичей, к тому же, не отягощенных обвинениями в особо тяжком преступлении.

Однако, и вокруг этой, минималистичной, меры пресечения развернулась широкая правовая дискуссия.

Оказывается, экс-подполковник Дубровский не успевал в обозначенный промежуток времени в полной мере исполнить свои отцовские обязанности по доставке малолетних детей в спортивные секции и обратно. Супруга в этом не могла ему помочь, так как допоздна работает, содержит семью. К тому же, пожилые родители, проживающие в 50-ти километрах от города, в поселке Ачаир, также нуждаются в его уходе и внимании.

Также подсудимый просил суд снять арест с автомобиля RAV-4, так как он принадлежит жене, приобретен еще до событий и не подлежит конфискации в доход государству.

Полностью поддержал позицию своего доверителя адвокат Андрей Мотовилов.

Защитник полагает, что прежние решения Фемиды по вопросу ареста и меры пресечения подлежат пересмотру в пользу интересов подсудимых и членов их семей. Круто? Особенно на фоне исчезновения из материалов уголовного дела запечатленного на фото УФСБ черного внедорожника «Тойота Ланд Краузер», принадлежащего тому самому господину Дубровскому, которому семью кормить нечем?

Удивительно, но этот, а также многие другие вопросы относительно особой заботы судьи Мурастова о материальном и физическом благополучии офицеров полиции, взятых с поличными, увы, остались вне предмета обсуждения.

Еще хуже обстоят дела с обустройством быта у второго фигуранта — Константина Васильева.

По его словам, ему приходится сейчас трудиться, не покладая рук с баранки своего автомобиля. Как самозанятый, он таксомотором вынужден содержать семью и оплачивать не дешевые услуги двух адвокатов. Очень мешает ему в этом ограничение свободы в ночное время, когда самый хороший заработок для омских таксистов.

Так же не доволен экс-полицейский арестом его единственной квартиры.

По словам Васильева, на его имя недвижимость в 2017-м году приобрела его мама-пенсионерка, поэтому государству также не стоит рассчитывать на ее конфискацию.

Возможно, автор этих заметок из зала суда над полицейскими-взяточниками отметил не все неудобства, которые были причинены фигурантам и их домочадцам со стороны Уголовного кодекса РФ, следствия и Фемиды. Заранее прошу снисхождения.

Прокурор был против послаблений меры пресечения. Просил, но как-то очень вяло, оставить все, как есть… Судья Сергей Мурастов внимательно слушал и записывал пожелания подсудимых и их адвокатов. Затем попросил подождать 20 минут и удалился в совещательную комнату.

Своим постановлением Фемида сняла теперь ночные ограничения с подсудимых Дубровского и Васильева, предоставив им возможность ни в чем не ущемлять своих близких.

Родителей и детей…

Поставив тем самым под очень большой вопрос базовый принцип Правосудия о неотвратимости наказания.

(продолжение следует…)

Александр Грасс, независимый журналист.

Источник: http://bk55.ru

Оцените новость

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...